Агата Кристи  //   Спящее убийство

Глава 3 — «Закройте ей лицо…»

Раймонд Уэст и его жена сделали все, чтобы Гвенда чувствовала себя у них как дома, и если в их присутствии ей было немного не по себе, то не они были тому причиной. Несколько странная внешность Раймонда — он чем-то походил на ворона, — его растрепанные волосы и неожиданно бурные и совершенно непонятные высказывания ставили Гвенду в тупик, что несколько раздражало ее. Казалось, он и Джоан изъяснялись на одном, только им понятном языке. Гвенда впервые попала в среду интеллектуалов, и образ их жизни казался абсолютно чуждым ей.

— Мы хотели бы сводить вас в театр, — сказал Раймонд Гвенде, которая пила поданный ей джин и сожалела о том, что по приезде ей не предложили чашку чая.

При этих словах ее лицо просветлело.

— Сегодня вечером мы пойдем на балет в «Садлерс Уэллс». Завтра, после праздничного ужина в честь моей потрясающей тетушки Джейн, мы сходим на «Герцогиню Амальфи» [ Трагедия английского драматурга Джона Уэбстера (1580—1625) ] с Гилгудом в главной роли, а в пятницу — на «Поступь безногих». Вы просто обязаны посмотреть эту пьесу. Она переведена с русского языка и, несомненно, является самой значительной драмой за последние двадцать лет. Она идет в театре Уитмора.

Гвенда вежливо поблагодарила. Рано или поздно приедет Джайлз, и они вместе сходят на какую-нибудь музыкальную комедию или на что-то в этом духе. От мысли, что ее ждет «Поступь безногих», она содрогнулась, но внушила себе, что, может быть, пьеса ей и понравится, несмотря на слово «значительная». На ее взгляд, в большинстве случаев значительные произведения отличались именно тем, что никому не нравились.

— Вы будете в восторге от моей тети Джейн, — продолжал Раймонд. — Если можно так выразиться, она настоящий музейный экспонат. Викторианка до мозга костей. У нее в доме ножки туалетных столиков закутаны в вощеный ситец. Она живет в маленькой деревушке, где никогда ничего не происходит, как в пруду со стоячей водой.

— Кое-что у них все же произошло, — напомнила его жена.

— Обыкновенное преступление на почве ревности, вульгарное донельзя и без малейшей утонченности.

— Тем не менее тогда оно заинтересовало тебя, — лукаво заметила Джоан.

— Иной раз я не отказываюсь сыграть в крикет в каком-нибудь заштатном городишке, — с достоинством парировал Раймонд.

— Как бы то ни было, но тетя Джейн действительно отличилась в разгадке этого убийства.

— О, она отнюдь не глупа. И она обожает решать задачки.

— Задачки? — переспросила Гвенда, подумав об арифметике.

Раймонд неопределенно взмахнул рукой:

— Задачи любого рода. Например, почему, отправляясь прекрасным летним вечером на собрание прихожан, жена бакалейщика взяла с собой зонтик. Почему банка с креветками оказалась именно там, где ее нашли. Или что случилось с пасторским стихарем. Если в вашей жизни есть нерешенная задача, Гвенда, изложите ее тете Джейн, и она даст вам ответ.

Он рассмеялся, и Гвенда последовала его примеру, хотя смеяться ей вовсе не хотелось. На следующий день ее представили тете Джейн, то есть мисс Марпл, которая оказалась очаровательной леди с приятными, хотя и несколько суетливыми манерами, высокой и худенькой, с розовыми щеками и голубыми глазами, в которых порой вспыхивало лукавство.

После ужина, выпив за здоровье тети Джейн, они отправились в театр; к ним еще дома присоединились художник средних лет и молодой адвокат. За праздничным столом художник уделял почти все свое внимание Гвенде, тогда как адвокат большей частью беседовал с Джоан и мисс Марпл, к чьим замечаниям он прислушивался с особым интересом. В театре Гвенда сидела между Раймондом и адвокатом.

Свет погас, и спектакль начался.

Актеры играли с большим подъемом, что произвело на Гвенду глубокое впечатление: ей редко доводилось видеть театральные постановки такого уровня.

Пьеса шла к концу; напряжение достигло кульминационного момента. Через огни рампы в зал летел преисполненный отчаяния голос:

— Закройте ей лицо. Я ослеплен. Она умерла молодой… Гвенда закричала.

Вскочив, она вслепую пробралась до центрального прохода и выбежала из театра на улицу. Даже там она не остановилась и, охваченная паническим ужасом, то шагом, то бегом добралась до Хэймаркета.

Успокоилась она только на Пиккадилли. Остановив такси, она велела ехать в Челси. Высадившись у дома Уэстов, она достала дрожащими руками деньги, расплатилась и поднялась по ступенькам к входной двери. Открывший дверь слуга удивленно заметил:

— Как вы рано вернулись, мисс. Уж не заболели ли вы?

— Я… нет, да… Я… мне просто стало нехорошо.

— Не желаете ли чего-нибудь выпить, мисс? Может быть, немного бренди?

— Нет, ничего. Я сразу же лягу в постель, — ответила она и бегом поднялась по лестнице, чтобы избежать дальнейших расспросов.

Войдя в свою комнату, она разделась, бросила одежду на пол и легла под одеяло. Ее била дрожь, сердце отчаянно колотилось.

Она не слышала, как хозяева дома вернулись из театра, но вскоре дверь открылась, и в комнату вошла мисс Марпл, неся две грелки и чашку чая.

Гвенда села на кровати, пытаясь унять все еще сотрясавшую ее дрожь.

— О, мисс Марпл, мне так стыдно! Я не знаю, что на меня нашло… Так ужасно… Они, наверное, сердятся на меня?

— Вовсе нет. Успокойтесь, моя милая. Положите грелки, они согреют вас.

— Мне не нужны грелки…

— Еще как нужны. Вот так… А теперь выпейте эту чашечку чая.

Чай был горячим, крепким и очень сладким, но Гвенда послушно выпила его, и дрожь постепенно унялась.

— А теперь ложитесь поудобнее и спите. С вами случился шок, но об этом мы поговорим завтра утром. Главное, ни о чем не волнуйтесь. Просто закройте глаза и спите.

Мисс Марпл укрыла Гвенду одеялом, ласково погладила ее по плечу и вышла.

В это время Раймонд раздраженно говорил Джоан:

— Да что это с ней такое? Заболела она или что?

— Не имею ни малейшего понятия, мой дорогой. Я просто услышала, как она закричала. Видимо, пьеса оказалась для нее слишком мрачной.

— Да, Уэбстер порой может перепугать. Но я бы никогда не подумал, что… — Увидев вошедшую в гостиную мисс Марпл, он на мгновение умолк, а потом спросил:

— Ей лучше?

— Да. Вы знаете, она перенесла серьезное потрясение.

— Потрясение? От того, что увидела пьесу времен короля Якова?

— Мне кажется, здесь дело не только в этом, — задумчиво ответила мисс Марпл.

На следующее утро Гвенде принесли завтрак в постель. Она выпила немного кофе и съела кусочек поджаренного хлеба. Затем спустилась на первый этаж. Джоан уже уехала в мастерскую, а Раймонд работал в своем кабинете. У окна, выходящего на реку, сидела лишь мисс Марпл, занятая вязанием.

Увидев Гвенду, она улыбнулась ей.

— Доброе утро, моя дорогая. Я надеюсь, вам уже лучше.

— Да, мне уже совсем хорошо. Никак не пойму, отчего я так глупо поступила вчера. Они очень сердятся на меня?

— Конечно, нет, милая. Они все прекрасно понимают.

— Что они понимают?

Мисс Марпл взглянула на нее поверх вязанья.

— Они понимают, что вчера вы перенесли серьезное потрясение, — объяснила она и мягко добавила:

— Может, вам следует обо всем рассказать мне?

Гвенда взволнованно зашагала по гостиной.

— Я думаю, в первую очередь мне следует обратиться к психиатру.

— Что ж, в Лондоне есть прекрасные специалисты. Но уверены ли вы в том, что вам нужен именно психиатр?

— Видите ли… Мне кажется, что я схожу с ума… Да, я наверняка схожу с ума.

В гостиную вошла пожилая служанка, держа поднос с телеграммой, которую она подала Гвенде.

— Почтальон спрашивает, будет ли ответ, мадам. Гвенда открыла конверт. Телеграмму переслали из Диллмута. В течение нескольких секунд она непонимающе смотрела на текст, затем скомкала листок.

— Нет, ответа не будет, — машинально произнесла она. Служанка вышла.

— Я надеюсь, вы не получили плохих известий, моя дорогая?

— Это от Джайлза… моего мужа. Через неделю он прилетает в Англию.

Ее голос звучал растерянно и несчастно. Мисс Марпл кашлянула.

— Что ж, это ведь хорошая новость, верно?

— Вы так думаете? Я задаю себе вопрос, не сумасшедшая ли я. Если да, то я не должна была выходить замуж за Джайлза. Да еще дом и все остальное… Я не могу вернуться туда. Боже мой, что мне делать?!

Мисс Марпл тихонько похлопала рукой по дивану.

— Садитесь-ка рядом со мной, милочка, и рассказывайте все по порядку.

Гвенда, вздохнув, присела на диван и рассказала мисс Марпл все — начиная с того, как она впервые увидела Хиллсайд, и кончая совпадениями, которые сначала заинтриговали, а потом испугали ее.

— Тогда мне сделалось просто страшно, — заключила она. — Вот я и решила все бросить и уехать в Лондон. Но оказалось, что я не могу никуда от этого деться. Случившееся словно преследует меня. А вчера вечером… — Она закрыла глаза и судорожно сглотнула.

— Да, вчера вечером?

— Вы, я полагаю, мне не поверите, — быстро заговорила Гвенда. — Вы решите, что я истеричка, или ненормальная, или я не знаю кто… Это нашло на меня внезапно, в самом конце спектакля. Пьеса мне понравилась, и о доме я даже ни разу не вспомнила. И вдруг совершенно неожиданно, как раз в тот момент, когда он произнес эти слова… — Она повторила тихим, дрожащим голосом:

— «Закройте ей лицо, я ослеплен, она умерла молодой». И, помолчав немного, продолжала:

— Так вот, когда он произнес эти слова, я оказалась там, на лестнице. Я стояла и смотрела вниз, в холл, и вдруг увидела ее. Она лежала на полу. Мертвая. Ее золотые волосы разметались по полу, а ее лицо… оно было синим! Она лежала мертвая, ее задушили, и кто-то с жутким злорадством говорил эти самые слова. А потом я увидела руки этого человека — серые, морщинистые, даже не руки, а обезьяньи лапы… Поверьте, меня обуял ужас. Она была мертва…

Мисс Марпл мягко спросила:

— Кто она?

— Хелен… — немедленно прозвучал машинальный ответ.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus