Агата Кристи  //   Немезида

Глава 1 — Пароль: Немезида

1

Примерно через неделю после смерти Рейфила мисс Марпл просматривала за завтраком утреннюю почту. Она взяла в руки одно из писем. В остальных конвертах, судя по всему, были либо счета, либо квитанции об уплате — короче говоря, ничего особенно интересного. А вот это письмо могло оказаться любопытным.

Лондонский штамп на марке, напечатанный на машинке адрес, продолговатый конверт из хорошей бумаги. Отправители: адвокатская контора Бродриб и Шустер, Блумсбери. Мисс Марпл осторожно вскрыла конверт. В предельно вежливых выражениях ее приглашали посетить вышеупомянутую контору в любой устраивающий ее день, но лучше всего, если это не доставит ей неудобств, в четверг, 25-го числа на будущей неделе для обсуждения вопроса, который может представлять для нее значительный интерес. Если указанное время не подходит, с ее стороны было бы большой любезностью сообщить, когда в ближайшем будущем она намерена посетить Лондон. В письме господа Бродриб и Шустер информировали о том, что они являются поверенными в делах покойного мистера Рейфила, с которым, по их сведениям, мисс Марпл была хорошо знакома.

Мисс Марпл, нахмурившись и немного растерянно продолжала размышлять об этом письме, затем тяжелее обычного поднялась с кресла и в сопровождении Черри стала спускаться по лестнице. Лестница была старинной, с крутым поворотом посередине, и Черри внимательно следила за тем, чтобы ее подопечная не вздумала спускаться по ней одна.

— Не стоит так уж заботиться обо мне, — заметила мисс Марпл.

— Стоит, — отрезала Черри. — Вы ведь на редкость хороший человек.

— Ну, во всяком случае, спасибо за комплимент.

— Никаких неприятностей? Что-то вы как будто немного озабочены.

— Нет, нет, ерунда. Получила только какое-то странное письмо из адвокатской конторы.

— Ох, неужели кто-то в суд подал? — В глазах Черри письмо от адвоката не могло предвещать ничего доброго.

— Ну, не думаю, — успокоила ее мисс Марпл. — Просят только на будущей неделе навестить их в Лондоне.

— А, может, наследство какое-нибудь?

— Вот это уж совершенно не правдоподобно.

— Всякое бывает!

Мисс Марпл уселась поудобнее, вытащила из сумки вязанье и задумалась над возможностью того, что мистер Рейфил завещал ей что-нибудь Сейчас это казалось ей еще менее правдоподобным, чем когда она отвечала на вопрос Черри. Не таким человеком был мистер Рейфил!

В четверг мисс Марпл поехать не могла, потому что на тот день было назначено собрание благотворительного общества, и написала адвокатам письмо, предлагая другую дату. На следующий день она получила выражавший полное согласие ответ за подписью Д. Р. Бродриба. Видимо, это старший компаньон, подумала мисс Марпл. Возможно, Рейфил и впрямь оставил ей какую-нибудь вещицу на память. Скажем, у него в библиотеке была какая-то редкая книга о цветах, и он решил доставить радость увлекающейся садоводством старушке. Или, может быть, какая-нибудь брошка с камеей, доставшаяся ему от бабушки… Забавно так фантазировать… С другой стороны, в подобном случае душеприказчики — скорее всего, эти самые адвокаты — просто прислали бы ей вещь по почте и не искали бы личной встречи.

— Как бы то ни было, — пробормотала мисс Марпл, — на будущей неделе я все узнаю.

2

— Хотел бы я знать, что она из себя представляет, — взглянув на часы, сказал Шустеру Бродриб.

— Через четверть часа она должна быть здесь. Если, конечно, будет пунктуальна.

— Думаю, что будет. По моему опыту, пожилые женщины намного аккуратнее, чем эти теперешние вертихвостки.

— Толстая она или худая? Рейфил никогда не описывал вам ее внешность?

— Он всегда был крайне немногословен, упоминая о ней.

— Странная какая-то история. Если бы мы знали хотя бы побольше, о чем, собственно, идет речь…

— Возможно, — рискнул сделать предположение Бродриб, — это как-то связано с Майклом.

— Вот еще! После стольких лет! Невозможно. Kaк вам это пришло в голову? Может быть, он сам намекнул…

— Нет, он ни словом не выдал, что у него на уме. Просто дал мне соответствующие указания.

— А вам не кажется, что перед смертью у него появились некоторые, гм… признаки неуравновешенности?

— Отнюдь. Умственные способности оставались у него блестящими до самого конца. В последние две недели жизни он, почти мимоходом, увеличил свое состояние еще на двести тысяч.

— У него было великолепное чутье, — подтвердил Шустер.

— Это был финансовый гений, — в голосе Бродриба чувствовалось почти благоговение. — Равного ему в наше время и найти трудно.

Зазвонил внутренний телефон, и Шустер поднял трубку.

— Мисс Джейн Марпл к мистеру Бродрибу, — проговорил женский голос.

Шустер бросил на компаньона вопрошающий взгляд. Бродриб кивнул.

— Проводите ее сюда, — сказал в трубку Шустер, а затем, глянув на Бродриба, добавил:

— Ну, сейчас мы ее увидим.

Войдя, мисс Марпл увидела поднявшегося ей навстречу сухопарого, средних лет господина с меланхоличным лицом. Вероятно, мистер Бродриб, подумала мисс Марпл. Второй — брюнет с пронзительным взглядом маленьких глаз — был намного моложе и существенно плотнее. Скоро у него появится второй подбородок, решила про себя мисс Марпл.

— Мистер Шустер, мой компаньон, — представил его Бродриб.

— Надеюсь, подъем по нашим лестницам не слишком утомил вас, — вежливо поинтересовался Шустер. Про себя он прикинул: «Лет семьдесят, не меньше… даже, пожалуй, ближе к восьмидесяти».

— Немного, знаете, запыхалась.

— Здание старинное, — объяснил Бродриб, — без лифта. Нашей фирме много лет, и нам не хотелось бы вводить всякие современные новинки, — которых, быть может, ждут от нас клиенты.

— У вас все выглядит очень мило и элегантно, — садясь в предложенное кресло, вежливо заметила мисс Марпл. Шустер, чтобы не мешать разговору, вышел из комнаты.

— Надеюсь, вам удобно? — спросил Бродриб. — Может быть, задвинуть шторы? Солнце, пожалуй, светит слишком уж в глаза.

— Спасибо, — благодарно ответила мисс Марпл. Сидела она, как всегда, прямая, как свечка. На ней было легкое шерстяное платье, ниточка жемчуга на шее, маленькая бархатная шляпка на голове.

«Типичная провинциальная дама, — констатировал про себя Бродриб. — Лучшего пошиба. Симпатичная старушка. С причудами? Пожалуй, нет — взгляд умный. Хотел бы я знать, где Рейфил откопал ее. Вероятно, какая-то дальняя родственница». Пока все эти мысли пролетали у него в голове, он в качестве введения к серьезному разговору непринужденно болтал о погоде и вреде ранних заморозков.

Мисс Марпл поддерживала беседу, спокойно ожидая, когда они перейдут к делу.

— Разумеется, вы хотели бы узнать, в чем, собственно дело, — сказал наконец адвокат. Подвинув к себе несколько бумаг, он улыбнулся своей гостье. — Несомненно, вы уже слыхали о смерти мистера Рейфила.

— Да, я читала об этом в газетах.

— Насколько я понимаю, он был вашим хорошим знакомым.

— Чуть больше года назад я впервые встретилась с ним. На Антильских островах.

— Как же, как же. Он ездил туда отдыхать. Быть может, тропический климат и пошел ему на пользу, но он был уже слишком тяжело болен, как вы, конечно, знаете.

— Разумеется.

— Вы хорошо знали его?

— Нет, не сказала бы. Мы жили в одном отеле, иногда беседовали. После возвращения в Англию я больше не встречала его. Я веду тихий, провинциальный образ жизни, а он, насколько я понимаю, был полностью поглощен делами.

— Да, он активно занимался делами до последнего дня жизни. Это был выдающийся ум.

— Нисколько не сомневаюсь. Мистер Рейфил сразу же произвел на меня впечатление… ну, совершенно исключительной личности.

— Не знаю, известно ли вам… быть может, мистер Рейфил когда-нибудь затрагивал в разговоре с вами этот вопрос… к чему относится предложение, которое по его поручению я должен вам сделать?

— Не имею ни малейшего представления.

— Мистер Рейфил очень высоко ценил вас.

— Рада слышать, хотя вряд ли для этого были особые основания. Самая обыкновенная старушка — ничего больше.

— Вам, конечно, известно, что мистер Рейфил был чрезвычайно богат. Распоряжения, сделанные им в завещании, вообще говоря, достаточно просты. Основной частью своего состояния он распорядился еще раньше, завещав ее различным благотворительным организациям и фондам.

— Мне кажется, в наши дни это довольно обычное явление, — заметила мисс Марпл, — хотя, конечно, я в таких вопросах не специалист.

— Мы пригласили вас сюда, мисс Марпл, чтобы сообщить следующее: согласно завещанию, определенная сумма должна через год перейти в ваше полное распоряжение — при том, однако, условии, что вы возьметесь выполнить задание, с которым я сейчас вас познакомлю.

Мистер Бродриб взял со стола длинный запечатанный конверт и протянул его мисс Марпл.

— Будьте добры познакомиться с содержанием. Времени у нас достаточно, так что можете не спешить.

Мисс Марпл и не спешила. Попросив у адвоката нож для разрезания бумаг, она вскрыла конверт, вынула из него один-единственный листок и прочла напечатанный на машинке текст. Перечитав его еще раз, она взглянула на адвоката.

— Не слишком ясно. Нет ли у вас каких-то более четких указаний?

— У меня нет. Мне всего лишь было поручено передать вам этот конверт и сообщить размеры завещанной суммы: ровно двадцать тысяч фунтов, свободных от налога на наследство.

Мисс Марпл, с трудом переведя дыхание, ошеломленно посмотрела на адвоката. Бродриб молчал, внимательно наблюдая за лицом старушки. Нет сомнений, на нем выступил румянец. Вероятно, она и не мечтала о чем-то подобном… «Интересно, какими будут ее первые слова? Смотрит на меня она так открыто и серьезно, как когда-то смотрела моя тетя…»

— Это очень большие деньги, — проговорила наконец почти с укоризной мисс Марпл.

— Не такие, как когда-то, — сказал Бродриб, едва удержавшись, чтобы не добавить: сейчас это мелочь.

— Признаюсь, что я совсем сбита с толку, — продолжала мисс Марпл. Вновь взяв в руки листок, она еще раз внимательно прочла написанное. — Надо полагать, содержание вам известно?

— Да. Мистер Рейфил сам продиктовал мне его.

— И не добавил ничего в качестве объяснения?

— Ничего.

— А вы ведь, вероятно, просили его об этом. — Теперь уже в голосе мисс Марпл звучало огорчение.

Бродриб чуть-чуть улыбнулся.

— Вы угадали. Просил. Говорил, что вам, вероятно, нелегко будет… гм… ясно понять, что он, собственно, имеет в виду.

— Все это довольно странно.

— От вас, разумеется, не требуется принимать решение немедленно.

— Конечно. Я хотела бы все основательно обдумать.

— Как вы сами заметили, речь идет о довольна значительной сумме.

— Я уже стара» — проговорила мисс Марпл. — Очень стара. Весьма вероятно, что я не проживу еще год, чтобы получить эти деньги… даже предполагая, что мне будет за что их получать.

— Деньги не повредят в любом возрасте, — заметил Бродриб.

— Конечно… Есть немало людей, которым я рада была бы помочь, будь у меня на это средства. И не буду отрицать, что существует много мелких удовольствий, которые я могла лишь изредка или совсем не могла позволить себе. Думаю, что мистер Рейфил понимал, сколько радости такие вещи могут доставить в старости.

— Надо полагать, — согласился Бродриб. — Скажем, путешествия. В наши дни организуются великолепные круизы. Опять-таки театр, концерты, изысканный стол и винный погреб…

— Мои запросы скромнее, — задумчиво проговорила мисс Марпл. — Может быть, изредка жаркое из куропатки… я его очень люблю… Коробка каштанов в сахаре… сейчас они появляются так редко… Иногда съездить в оперу… Впрочем, я, кажется, слишком разболталась! Сейчас мне лучше всего вернуться домой и основательно все обдумать. Как только подобная идея могла прийти в голову мистеру Рейфилу?.. Вы и впрямь не представляете, каким образом возникло то странное предложение и почему мистер Рейфил решил, что я смогу оказаться ему полезной? Он ведь не мог не понимать, что за этот год я могла еще больше одряхлеть и лишиться возможности использовать даже те небольшие способности, которые у меня, может быть, имеются. Он пошел на большой риск. Наверняка, ему нетрудно было бы найти кого-то другого, гораздо более подходящего!

— Честно говоря, такая мысль и мне приходила в голову. Но он выбрал вас, мисс Марпл. Прошу извинить мое любопытство, но были ли вы когда-нибудь… гм… как бы это выразиться… связаны с работой следователя?

— Строго говоря, я могла бы ответить: не была. Во всяком случае, официально. Мне не приходилось ни служить в полиции, ни выступать в суде, ни быть связанной с каким-нибудь детективным агентством. Могу лишь сказать, мистер Бродриб, — полагаю, вы имеете право ожидать от меня какого-то объяснения — что на Антильских островах мне и мистеру Рейфилу пришлось столкнуться с преступлением. Это было довольно необычное и старательно обдуманное убийство.

— И вы вдвоем разрешили загадку?

— Пожалуй, я не совсем удачно выразилась. Благодаря силе характера мистера Рейфила и тому, что мне случайно удалось заметить и сопоставить несколько мелких фактов, нам удалось помешать новому убийству как раз в тот момент, когда оно должно было совершиться. Каждый из нас в отдельности не смог бы ничего добиться, но вместе мы довели дело до конца.

— Я хотел бы спросить у вас еще об одном, мисс Марпл. Говорит ли вам что-нибудь слово «Немезида»?

— Немезида… — задумчиво повторила мисс Марпл и улыбнулась. — О да, так же, как говорило и мистеру Рейфилу. В свое время его страшно позабавило то, что я применила к себе это выражение.

Вот этого Бродриб никак не ожидал. На его лице появилось такое же изумление, как тогда у мистера Рейфила в домике на берегу Карибского моря. Милая и несомненно умная старушка… но чтобы Немезида!

— Вижу, что и вас это позабавило, — заметила, поднимаясь с места, мисс Марпл. — В случае, если вы обнаружите или получите какие-то новые указания, связанные с этим делом, я надеюсь, вы сообщите мне о них, мистер Бродриб. Что-то в этом роде должно быть. Пока что совершенно невозможно судить, что от меня хотел мистер Рейфил.

— Вы не знаете ни его семьи, ни друзей, ни…

— Никого. Мы случайно встретились и постарались вместе распутать одно довольно темное дело. Это было все, что нас связывало. — Уже у порога мисс Марпл неожиданно обернулась. — Его секретаршей была миссис Эстер Уолтерc. Я погрешу против этикета, если спрошу — завещал ли ей мистер Рейфил пятьдесят тысяч?

— Пресса была ознакомлена с условиями завещания, так что я спокойно могу утвердительно ответить на ваш вопрос. Кстати, миссис Уолтер за это время снова вышла замуж и сейчас ее зовут миссис Андерсон.

— Рада это слышать. Тогда она была вдовой с девочкой на руках. Великолепная секретарша, с первого слова понимавшая своего шефа. Очень хорошо, что он не забыл о ней в своем завещании.

Вечером мисс Марпл, усевшись в кресло и протянув ноги к камину — пришлось затопить, потому что, как это часто случается в Англии, неожиданно наступило резкое похолодание, — вновь вынула из конверта переданное ей утром послание. И сейчас она читала его с недоверчивым выражением лица, вполголоса бормоча слова, как человек, старающийся заучить что-то на память.

Мисс Джейн Марпл, Сент-Мэри Мид.

Это письмо Вы получите уже после моей смерти. Вам передаст его мой адвокат Джеймс Бродриб, которому я поручил некоторые дела личного характера, лежащие вне сферы моей профессиональной деятельности. Это честный и достойный доверия юрист, но, как и подавляющее большинство человечества, не чуждый греха любопытства. В данном случае я не удовлетворю его. Это дело останется в определенной степени между нами. Нашим паролем будет: Немезида. Не думаю, чтобы Вы забыли, где и при каких обстоятельствах произнесли это слово. За свою долгую жизнь я твердо усвоил одно: человек, который хочет чего-то добиться, должен иметь склонность к выбранному им делу. Знания и опыт важны, но, прежде всего, должна быть естественная, врожденная склонность.

У Вас, дорогая моя, — если Вы разрешите мне так называть Вас — естественная склонность к служению правосудию, а отсюда и врожденное чутье на преступников. Я хочу, чтобы Вы раскрыли одно преступление… В моем завещании на эту цель выделена определенная сумма, которая, если Вам удастся выполнить мою просьбу, полностью перейдет в Ваше распоряжение. На выполнение я даю Вам год. Вы, я знаю, уже не молоды, но, если, позволите так выразиться, по-настоящему выносливы. Думаю, что спокойно могу положиться на то, что Вы проживете еще как минимум год.

Мне кажется, связанная с этим работа не будет для Вас неприятной. У вас — это я могу спокойно сказать — врожденные способности к сыску. Разумеется, я позаботился о том, чтобы расходы, связанные с Вашей работой, немедленно покрывались по мере необходимости. Если Вы примете мое предложение, это будет означать перемену в Вашем теперешнем образе жизни. Вы представляетесь мне сидящей в удобном кресле и тихонько страдающей от каких-нибудь ревматических болей. В этом возрасте все уже в большей или меньшей степени страдают от чего-нибудь подобного. Когда ломит колени или спину, не так легко выбраться из дому и, вероятно, Вы занимаете время, в основном, вязаньем. Вот и сейчас я вижу Вас такой, какой Вы появились передо мной в ту ночь с такой же розовой, пушистой штукой на голове.

Вероятно, Вы вяжете одну за другой кофточки, шарфики и прочую ерунду, которых я и названий-то не знаю. Если Вы предпочтете продолжать заниматься вязаньем, забудьте о моем письме, но, если Вы хотели бы послужить правде, то, я надеюсь, не пожалеете об этом.

Ибо, как сказано в Библии, «…людские суждения, как ручейки, а правда среди них, как многоводный поток».

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus