Агата Кристи  //   Спящее убийство

Глава 21 — Дж. Дж. Аффлик

I

В телефонном справочнике за Дж. Дж. Аффликом, «автобусная компания «Желтый нарцисс», экскурсии по Девону и Дорсету и т.д.», числилось два номера. Его контора находилась в Эксетере, а жил он в предместье Диллмута.

Встреча была назначена на следующий день. В тот момент когда Джайлз и Гвенда уже отъезжали, из дома выбежала миссис Кокер и замахала руками. Джайлз притормозил и остановился.

— Доктор Кеннеди просит вас к телефону, сэр.

Джайлз вышел из машины, быстрым шагом вернулся в гостиную и взял трубку:

— Слушаю.

— Доброе утро. Я только что получил весьма странное письмо от некой Лили Кимбл и долго ломал себе голову над тем, кто она такая. Сначала я подумал, что она одна из моих бывших пациенток, и это несколько сбило меня с толку. Но потом я пришел к выводу, что речь скорее идет о девушке, когда-то служившей в вашем доме. Она работала там горничной. Я почти уверен, что ее звали Лили, но фамилию ее забыл.

— Да, Лили там действительно работала. Гвенда помнит ее. Она завязала их кошке на шею бантик.

— Я вижу, у Гвенни исключительная память.

— Это верно.

— Мне хотелось бы поговорить с вами об этом письме, но не по телефону. Вы сейчас будете дома?

— Мы уезжаем в Эксетер и, если вы не против, сэр, сначала заедем к вам. Это по пути.

— Прекрасно.

— Я не очень люблю разговаривать о подобного рода вещах по телефону, — сказал доктор, когда Джайлз и Гвенда приехали к нему, — Я подозреваю, что местная телефонистка подслушивает. Вот письмо этой женщины.

Он положил письмо на стол. Оно было написано на дешевой разлинованной бумаге грубым почерком необразованного человека.

«Уважаемый сэр!

Я буду Вам примного благадарна если вы пасаветуете мне нащот этой вырезки из газеты. Я долго думала сама и гаварила с мистером Кимблом, но так и ни знаю што мне лучше зделать. Есть ли здесь па вашему вазможность палучить деньги или ваз награждение патаму как деньги пришлись бы мне очинь к стати што и говорить но я никоим разом не хачу иметь дело с полицией, а то ведь я часто думаю о той ночи, кагда миссис Халлидей ушла из дому, только мне кажица што она никуда не ухадила патаму што одежда та вся была ниправильная. Сначала я думала што ее хозяин парешил, но типерь я в этом ниуверена из-за машины каторую я видила из окна. Раскошная это была машина и на глаза ана мне уже пападалась, но я ничево ни хачу делать пока Вы мне ни скажите правильно я наступаю или нет, а у полиции я спрашивать не хачу патаму што я с ней никагда дела ни имела и мистеру Кимблу это ни панравица. Я магла бы приехать к вам сэр с вашева пазваления в следующий четверг патаму как это базарный день и мистера Кимбла ни будит дома. Буду очинь Вам благодарствена.

Низка кланююсь, Лили Кимбл».

— Оно было послано на мой бывший диллмутский адрес, — уточнил Кеннеди, — и мне его переслали. Газетная вырезка — ваше объявление.

— Чудесно! — воскликнула Гвенда. — Вот видите, Лили не думает, что Хелен убил мой отец!

В ее голосе звучало ликование.

— Я рад за вас, Гвенни, — ласково сказал он. — Я надеюсь, что вы правы. По-моему, мы должны поступить следующим образом. Я напишу этой женщине, что приму ее в четверг. Ей будет очень удобно доехать до меня на поезде. Сделав пересадку в Диллмуте, она будет здесь после 16.30. Если вы подъедете к тому же времени, мы сможем вместе расспросить ее обо всем.

— Великолепно! — отозвался Джайлз и посмотрел на часы. — Поехали, Гвенда, нам пора. У нас назначена встреча, — объяснил он доктору Кеннеди, — с мистером Аффликом, владельцем автобусной компании «Желтый нарцисс». По его словам, он крайне занятой человек.

— Аффлик? — Кеннеди наморщил лоб. — Ах да! Экскурсии по Девону, организованные фирмой «Желтый нарцисс»! Эти чудовищные автобусы цвета яичного желтка… Но фамилия Аффлик мне еще о чем-то напоминает.

— Хелен, — подсказала Гвенда.

— Боже правый! Уж не хотите ли вы сказать, что это он?

— Да.

— Ведь он же был полным ничтожеством! Значит, он преуспел?

— Не ответите ли вы мне, сэр, на один вопрос? — начал Джайлз. — Мне известно, что вы пресекли его отношения с вашей сестрой. Вы сделали это только из-за его… социального положения?

Доктор Кеннеди строго воззрился на него.

— Мой молодой друг, — сухо произнес он, — я человек старой выучки. Я знаю, что, по Евангелию, все люди равны. С моральной точки зрения это несомненно. Но я придерживаюсь того мнения, что человек рождается в определенном кругу и что наибольшего счастья в жизни он добьется, не выходя из него. Тем более что я считал этого мальчишку проходимцем, и его поведение доказало мне, что я не ошибся.

— Что именно он сделал?

— Сейчас я этого уже точно не помню. Кажется, он пытался обменять на деньги некоторые сведения, к которым имел доступ, работая у Фейна. Какую-то конфиденциальную информацию об одном из клиентов конторы.

— Он тяжело переживал свое увольнение?

Кеннеди бросил острый взгляд на Джайлза и коротко ответил:

— Да.

— Значит, никакой другой причины, заставлявшей вас косо смотреть на его дружбу с вашей сестрой, не было? Вам не казалось, что в нем есть нечто странное?

— Если вы уж затронули этот вопрос, я отвечу вам честно. Мне действительно доводилось замечать за Джеком Аффликом — особенно после его увольнения со службы — некоторые симптомы психической неуравновешенности. По сути говоря, он страдал манией преследования в начальной стадии. Но похоже, это не помешало ему впоследствии преуспеть в делах.

— Кто его уволил? Уолтер Фейн?

— Я не знаю, принимал ли Уолтер Фейн непосредственное участие в этом. Его уволили по решению фирмы.

— И он стал играть роль жертвы? Кеннеди кивнул.

— Понимаю… — заключил Джайлз. — Ну что ж, Гвенда, нам пора. До четверга, сэр.

II

Дом был недавней постройки, с огромными оконными проемами. Джайлза и Гвенду провели через убранный холл в кабинет, половину которого занимал большой, отделанный хромом письменный стол.

— Я не знаю, что бы мы делали без мисс Марпл, — взволнованно прошептала Гвенда. — Она во всем помогает нам. Сначала друзья, которые нашлись у нее в Нортумберленде, теперь — жена пастора с ежегодной экскурсией «Клуба школьников».

Джайлз сделал предостерегающий жест, так как дверь открылась и в кабинет быстро вошел Дж. Дж. Аффлик.

Это был полный человек среднего возраста, одетый в костюм в очень крупную клетку. На его пунцовом добродушном лице сверкали пронзительные черные глаза. В целом он вполне соответствовал бытующему представлению о преуспевающем букмекере.

— Мистер Рид? Доброе утро. Рад с вами познакомиться.

Джайлз представил Аффлику свою жену, и тот с несколько преувеличенным усердием пожал ей руку.

— Чем могу служить, мистер Рид?

Аффлик опустился в кресло за своим огромным письменным столом и пододвинул посетителям ониксовую шкатулку с сигаретами.

Джайлз пустился в объяснения относительно ежегодной экскурсии «Клуба бойскаутов». Ее организацией занимались его старые знакомые, и ему очень хотелось бы помочь им с проведением двухдневной поездки по Девону.

Аффлик немедленно ответил, как и подобает хорошему бизнесмену: он представил им тарифы и рассказал об условиях проката машин. Вид у него, однако, был несколько озадаченный.

— Что ж, мне все ясно, мистер Рид, — заключил он наконец, — и я не замедлю прислать вам письменное подтверждение нашего разговора. Насколько я понял из слов моего клерка, вы хотели встретиться со мной у меня дома по личному вопросу.

— Да, это так, мистер Аффлик. Мы действительно хотели поговорить с вами по двум вопросам. Первый мы только что обсудили. Второй же носит сугубо личный характер. Моя жена во что бы то ни стало хочет разыскать свою мачеху, которую не видела на протяжении многих лет. Вот мы и решили спросить у вас, не можете ли вы нам в этом помочь.

— Назовите мне имя этой леди… Надо полагать, я с ней знаком?

— Когда-то вы действительно были с ней знакомы. Ее звали Хелен Халлидей, а девичья фамилия ее была Кеннеди, мисс Хелен Кеннеди.

Неподвижно сидящий Аффлик прищурился и слегка откинулся назад вместе со своим стулом.

— Хелен Халлидей… Я что-то не припоминаю… Хелен Халлидей…

— Она жила в Диллмуте, — уточнила Гвенда. Передние ножки стула резко опустились на пол.

— Ах да! — воскликнул Аффлик. — Конечно! — Его краснощекое лицо засияло от удовольствия. — Маленькая Хелен Кеннеди! Да, я ее помню. Но это было так давно, наверное, лет двадцать назад.

— Восемнадцать.

— Как говорится, время летит. Боюсь, мне придется вас разочаровать, миссис Рид. С тех пор я больше никогда не видел Хелен, Я даже ничего о ней не слышал.

— Господи! — прошептала Гвенда, — Я и вправду крайне разочарована. Мы так надеялись, что вы сможете нам помочь.

— И что случилось? У нее неприятности? — Его глаза быстро перебегали от Гвенды к Джайлзу. — Она поссорилась с мужем? Ушла из дома? Это вопрос денег?

— Она внезапно уехала из Диллмута, — ответила Гвенда. — Восемнадцать лет назад. С одним человеком.

— И вы решили, — с улыбкой продолжал Аффлик, — что она ушла со мной? С чего вдруг?

— Потому что мы слышали, будто вы с ней когда-то… были влюблены друг в друга, — смело объявила Гвенда.

— Мы с Хелен? О, да между нами ничего подобного не было. Просто мимолетное увлечение. Ни она, ни я не принимали его всерьез, — сказал Аффлик и добавил более сухим тоном:

— К слову говоря, одобрения нашим чувствам мы не встретили.

— Вы, конечно, считаете нас страшно нахальными, — начала Гвенда, но он прервал ее:

— А что тут такого? Я человек не щепетильный. Вы хотите кого-то разыскать, и вы думаете, что я могу вам в этом помочь. Прошу вас, задавайте какие угодно вопросы — мне совершенно нечего скрывать. — Он задумчиво взглянул на нее. — Итак, вы дочь Халлидея?

— Да. Вы знали моего отца?

Аффлик покачал головой.

— Однажды я был в Диллмуте по делам и заехал к Хелен. Я знал, что она вышла замуж и живет там. Она приняла меня вежливо, но… — он помолчал, — но остаться на ужин не предложила, так что с вашим отцом я не встретился.

«Действительно ли в тоне Аффлика, которым он произнес слова «но остаться на ужин не предложила», прозвучала злобная нотка?» — подумала Гвенда.

— Она показалась вам счастливой? Если, конечно, вы это помните…

Аффлик пожал плечами:

— Пожалуй, да. Конечно, с тех пор прошло много лет. Но если б она выглядела несчастной, я бы непременно заметил это. — И он добавил с любопытством, показавшимся совершенно естественным:

— Вы хотите сказать, что с тех пор, как она восемнадцать лет назад покинула Диллмут, вы не имели от нее никаких известий?

— Абсолютно никаких.

— Она ни разу не написала?

— Были получены два письма, — ответил Джайлз, — но у меня есть основания полагать, что они написаны не ею.

— Не ею? — с легкой усмешкой переспросил Аффлик. — Это похоже на детективный фильм.

— У нас тоже сложилось такое впечатление.

— А ее брат-костоправ разве не знает, где она?

— Нет.

— Я вижу, вы столкнулись с настоящей загадкой. А почему бы вам не дать объявление в газеты?

— Мы уже дали.

— Тогда похоже, что она умерла, — обычным тоном произнес Аффлик. — Но это известие до вас не дошло.

Гвенда вздрогнула.

— Вам холодно, миссис Рид?

— Нет. Я представила себе Хелен мертвой. От этой мысли мне стало не по себе.

— Я вас понимаю. Мне самому от этого не по себе. Хелен была изумительно красива.

— Вы знали ее, — импульсивно произнесла Гвенда. — Вы хорошо знали се. У меня же сохранились о ней только смутные детские воспоминания. Расскажите мне, какой она была? Как относились к ней окружающие? Как вы сами относились к ней?

Некоторое время Аффлик молча смотрел на нее.

— Я буду честен с вами, миссис Рид. Верьте мне или не верьте, но мне было жалко эту бедную девочку.

— Жалко? — изумленно спросила Гвенда. — Да, именно жалко. Видите ли, в ту пору она только что приехала из пансиона, и ей, как любой другой девушке, хотелось немного поразвлечься. Но над ней стоял ее брат, человек намного старше ее, строгий, со своим собственным мнением о том, что девушки могут себе позволить, а чего нет. Так что бедняжка не имела ни малейшей возможности повеселиться. Ну, мне все же удалось немного вывести ее из домашнего круга и показать настоящую жизнь, Но ни я, ни она не были по-настоящему влюблены друг в друга. Ей просто доставляло удовольствие делать вид, что она такая храбрая. Конечно, о наших встречах стало известно, и Кеннеди положил им коней. Я не осуждаю его, честное слово. Она больше переживала нашу разлуку, чем я. Мы не были помолвлены и никаких обещаний друг другу не давали. Я, разумеется, подумывал о том, что когда-нибудь женюсь, но когда стану постарше. Я хотел найти себе жену, которая помогла бы мне продвинуться вверх, но у Хелен своих денег не было, да и вообще мы друг другу не подходили. Мы просто флиртовали, оставаясь хорошими друзьями.

— Но вы, наверное, очень рассердились на доктора…

Гвенда заколебалась, и Аффлик сказал:

— Спорить не стану, я на него был зол. Кому приятно слышать, как его называют недостойным типом. Но в жизни лучше не быть особенно чувствительным.

— А затем вы потеряли работу, — продолжил Джайлз. Аффлик помрачнел.

— Меня выгнали из конторы Фейна и Уотчмена, это верно. И я прекрасно знаю, чьих рук это дело.

— Вот как? — спросил Джайлз, но Аффлик покачал головой.

— Ничьих имен я не называю, но у меня есть свои собственные соображения на этот счет. Меня выгнали, и мне доподлинно известно, кто это сделал. И почему! — Его щеки стали багровыми. — Грязное это дело — шпионить за человеком, подставлять ему ловушки, клеветать на него. Да, у меня были враги, не скрою. Только я никогда не разрешал им сбить меня с ног. Я всегда давал сдачи. И я ничего не забываю.

Он умолк и, внезапно сменив тон, обрел прежнее добродушие.

— Так что я боюсь, что ничем не смогу вам помочь. Мы с Хелен когда-то хорошо проводили время вместе, но не больше. Глубоких чувств между нами не было.

Гвенда посмотрела на Аффлика. Рассказанная им история казалась правдоподобной, но правдива ли она? Что-то в ней звучало фальшиво, что-то, о чем Гвенда внезапно вспомнила.

— Вы все же нанесли ей визит, будучи по делам в Диллмуте, — сказала она.

Аффлик рассмеялся:

— Да, тут вы меня подловили, миссис Рид. Что верно, то верно, визит я ей нанес. Возможно, для того, чтобы она знала, что я не пошел по миру с сумой после того, как какой-то напыщенный законник выставил меня из своей конторы. И дело я свое сколотил, и на машине приехал шикарной, да и вообще в жизни я преуспел.

— Вы ведь неоднократно к ней приезжали?

Он заколебался:

— Раза два… может быть, три. Так, мимо ехал. — Он кивнул в знак того, что считает разговор законченным. — Сожалею, что не могу вам помочь.

Джайлз встал.

— Извините нас за то, что мы отняли у вас так много времени.

— Ничего страшного. Порой бывает приятно вспомнить прошлое.

Дверь в кабинет отворилась, в нее заглянула какая-то женщина и немедленно извинилась:

— О, прошу прощения… Я не знала, что у тебя…

— Заходи, дорогая, заходи. Познакомьтесь с моей женой. Это мистер и миссис Рид.

Миссис Аффлик пожала руки посетителям. Это была высокая худая женщина с унылым лицом. Тем не менее одета она была отлично.

— Мы беседовали о прошлом, — объявил мистер Аффлик. — О далеком прошлом, когда мы с тобой еще не встретились, Дороти.

Он повернулся к Гвенде и Джайлзу.

— Мы с женой познакомились во время морского путешествия, — пояснил он. — Она не англичанка, но приходится кузиной лорду Полтерхему.

Он произнес последние слова с явной гордостью. Миссис Аффлик покраснела.

— Морское путешествие — это очень приятное времяпрепровождение, — сказал Джайлз.

— И очень познавательное, — добавил Аффлик. — Насчет знаний у меня как раз и не густо.

— Я все уговариваю мужа отправиться на пароходе в Грецию, — вставила миссис Аффлик.

— У меня нет времени. Я очень занятой человек.

— Мы не будем больше задерживать вас, — сказал Джайлз. — До свидания. Большое спасибо. Итак, вы мне напишете о стоимости экскурсии?

Аффлик проводил их до дверей. Гвенда на миг оглянулась. Миссис Аффлик стояла на пороге кабинета, устремив в спину мужа странный, настороженный взгляд.

Джайлз и Гвенда простились с хозяином дома и направились к машине.

— Вот беда, я забыла свой шарф! — воскликнула Гвенда.

— Ты все время что-нибудь забываешь, — заметил Джайлз.

— Не принимай мученический вид. Я сейчас за ним схожу.

Она вернулась в дом. Через открытую дверь кабинета до нее донесся громкий голос Аффлика:

— С чего это ты врываешься ко мне в кабинет? Вечно ты со своими глупостями…

— Прости меня, Джекки, я же не знала. Кто эти люди и почему их приход так расстроил тебя?

— Никто меня не расстраивал. Я… Увидев на пороге Гвенду, он запнулся.

— Извините меня, мистер Аффлик, не оставила ли я у вас свой шарф?

— Шарф? Нет, миссис Рид. Его здесь нет.

— Как это глупо с моей стороны! Он, должно быть, в машине.

Когда Гвенда вернулась к мужу, он уже успел развернуться. У тротуара, сверкая хромированной отделкой, стоял роскошный желтый лимузин.

— Ну и ну, — сказал Джайлз.

— «Шикарная машина», — откликнулась Гвенда. — Ты помнишь, что нам рассказала Эдит Пагетт? По ее словам, Лили была готова поспорить, что речь шла о капитане Эрскине, а не о «нашем таинственном незнакомце в шикарной машине». Разве ты не понимаешь, что этот таинственный незнакомец в шикарной машине и есть Джекки Аффлик?

— Ты права, — согласился Джайлз. — В своем письме к доктору Лили тоже упоминает о «роскошной машине».

Они переглянулись.

— Значит, в ту ночь он был там, «на месте», как выразилась бы мисс Марпл. О, Джайлз, я с таким нетерпением жду четверга, чтобы узнать, что скажет Лили Кимбл!

— А вдруг она струсит и не приедет?

— Она наверняка приедет. Джайлз, если в ту ночь у дома стоял шикарный автомобиль…

— Ты думаешь, что речь шла об этой «желтой опасности»?

— Любуетесь моей машиной?

Жизнерадостный голос мистера Аффлика заставил их вздрогнуть. Он стоял у них за спиной, перегнувшись через хорошо подстриженную зеленую изгородь.

— Я зову ее «Лютиком». Мне всегда нравились красивые автомобили. А этот за милю увидишь, верно?

— Это точно, — подтвердил Джайлз.

— Я обожаю цветы, — продолжал мистер Аффлик. — Нарциссы, лютики, левкои — я их все люблю. Вот ваш шарф, миссис Рид. Он упал за мой письменный стол. Ну что ж, до свидания. Был рад с вами познакомиться.

— Ты думаешь, он слышал, как ты назвал его автомобиль «желтой опасностью»? — спросила Гвенда, когда они отъехали.

Джайлз слегка смутился.

— Вряд ли. Он ведь разговаривал с нами очень любезно.

— В общем-то да… Но на мой взгляд, это ни о чем не говорит. Джайлз, его жена боится его, я прочла это у нее на лице.

— Что? Боится такого добродушного бонвивана?

— Не исключено, что на самом деле он отнюдь не такой добродушный и милый, каким кажется… Джайлз, мистер Аффлик мне не нравится… Хотелось бы знать, с какого момента он стоял за нами и слушал то, о чем мы говорим… Что именно мы говорили?

— Ничего особенного, — ответил Джайлз.

Тем не менее ему по-прежнему было немного не по себе.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus