Агата Кристи  //   Спящее убийство

Глава 23 — Кто из них?

Джайлз и Гвенда не поехали вместе с инспектором Ластом к мистеру Кимблу и к семи часам вечера уже были дома. Гвенда выглядела бледной и совсем разбитой. Перед отъездом доктор Кеннеди сказал Джайлзу: «Дома дайте ей выпить немного бренди и уложите се. Она перенесла тяжелый шок».

— Какой ужас, Джайлз! — все время повторяла Гвенда. — Какой ужас! Эта глупая женщина договорилась о свидании с убийцей и так доверчиво пошла навстречу смерти. Как бараны идут на бойню…

— Постарайся больше не думать об этом, дорогая. Мы же знали, что имеем дело с убийцей.

— Нет, не знали. Мы не знали, что и сейчас где-то ходит убийца. Восемнадцать лет назад — да. Но все это казалось нереальным… В конце концов, мы могли и ошибиться.

— Что ж, теперь мы видим, что не ошиблись. Ты с самого начала была права, Гвенда.

Джайлз обрадовался, увидев в Хиллсайде мисс Марпл. Старая дама и миссис Кокер немедленно принялись ухаживать за Гвендой, которая отказалась от бренди, но согласилась выпить горячего виски с лимоном и, уступив настояниям миссис Кокер, съела омлет.

Джайлз охотно перевел бы разговор на другую тему, но мисс Марпл проявила себя, по его собственному признанию, более умелым тактиком и спокойно заговорила об убийстве.

— Это действительно ужасно, моя милая, — сказала она. — И вы, конечно, пережили большое потрясение, но все это весьма интересно. Я, разумеется, так стара, что меня смерть пугает меньше, чем вас. Я больше всего боюсь какой-нибудь долгой и мучительной болезни, например рака. Я хочу сказать вот что: мы получили неоспоримое доказательство, что бедная Хелен Халлидей в самом деле была убита. Мы все время предполагали, что это так, но теперь знаем наверняка.

— И вы считаете, что мы должны знать и то, где находится труп, — отозвался Джайлз. — Видимо, он зарыт в подвале.

— Нет-нет, мистер Рид. Вспомните, что нам сказала Эдит Пагетт. На следующее утро после исчезновения Хелен она спускалась в подвал. Никаких следов, говорящих о том, что там зарыли труп, она не обнаружила. Если б они там были, она непременно нашла бы их, так как искала основательно.

— Куда же в таком случае делось тело? Вы думаете, что убийца положил его в машину, увез и сбросил с обрыва в море?

— Нет. Вспомните, мои дорогие друзья, что вас больше всего удивило, когда вы впервые приехали сюда. Вернее, что удивило вас, Гвенда. То, что из окна гостиной не было видно море. И еще: в том месте, где, как вам казалось — кстати, совершенно справедливо, — должны были находиться ступеньки, ведущие к лужайке, росли кусты. Как выяснилось впоследствии, ступеньки там действительно когда-то были, но потом их переместили в конец террасы. С какой целью?

Начиная улавливать смысл сказанного, Гвенда посмотрела на мисс Марпл.

— Вы подразумеваете, что в этом месте…

— Перенос ступенек должен иметь объяснение, потому что иначе он получается совершенно необоснованным. Ведь, честно говоря, перемещать их туда было глупо. Но надо учесть то, что конец террасы — очень спокойное место. Ни из одного окна дома, кроме окна детской, находящейся на втором этаже, его не видно. Вот и подумайте: если вам нужно зарыть труп, вам, несомненно, понадобится рыть землю, а для этого надо иметь разумное объяснение. Объяснением и послужило то, что ступеньки, находящиеся напротив французского окна гостиной, решили перенести в конец террасы. Доктор Кеннеди сказал мне, что Хелен Халлидей и ее муж очень любили свой сад и сами много работали в нем. Ежедневно приходивший садовник просто следовал их указаниям, и когда в одно прекрасное утро он увидел, что часть плиток уже снята, он решил, что Халлидеи начали работы в саду во время его отсутствия. Разумеется, труп может находиться и перед окном гостиной, но я твердо уверена, что он зарыт в конце террасы.

— Откуда у вас такая уверенность? — спросила Гвенда.

— А помните, о чем писала в своем письме бедная Лили Кимбл? Она отказалась от мысли, что тело спрятано в погребе, из-за того, что Леони увидела, выглянув в окно. Разве не ясно? В ту ночь молодая няня-швейцарка выглянула в окно детской и увидела, что кто-то роет могилу. Возможно, она видела и того, кто это делал.

— И она ничего не сказала полиции?

— Моя дорогая, в ту пору об убийстве и речи не шло. Миссис Халлидеи сбежала со своим любовником — вот все, что смогла уловить Леони. К тому же по-английски она говорила плохо. Тем не менее, наверное, не сразу, а позже она рассказала Лили о том, что в ту ночь она видела из окна что-то странное. Таким образом, Лили получила подтверждение своей догадке о совершенном убийстве. Я уверена, что Эдит Пагетт одернула горничную, заявив ей, что та болтает глупости, а швейцарка согласилась, не желая иметь дело с полицией. Многие, оказавшись за границей, с большой опаской относятся к местной полиции. Так что она вернулась к себе в Швейцарию и скорее всего об этом забыла.

— Если она еще жива, может быть, нам удастся разыскать ее? — предложил Джайлз:

Мисс Марпл кивнула:

— Может быть.

— Как нам связаться с ней? — спросил Джайлз.

— Полиция справится с этим делом намного лучше, чем вы.

— Завтра утром придет инспектор Ласт.

— По-моему, ему надо сказать о ступеньках.

— И о том, что я видела — или думаю, что видела, — в холле? — взволнованно спросила Гвенда.

— Да, милая. Вы очень правильно сделали, что пока молчали об этом. Очень правильно. Но мне кажется, что уже пора ему все рассказать.

— Ее задушили в холле, — медленно проговорил Джайлз, — а затем убийца перенес ее в спальню и положил на кровать. Придя домой, Келвин Халлидеи выпил виски с подмешанным туда наркотиком и потерял сознание. Убийца перенес и его тоже в спальню. Придя в себя, Халлидеи решил, что это он убил Хелен. Убийца, спрятавшись, следил за ним, и когда тот уехал к доктору Кеннеди, он вынес труп из спальни, спрятал его скорее всего в кустах в дальнем конце террасы и, дождавшись, когда все в доме легли спать, вырыл могилу и похоронил тело. Это означает, что он провел здесь, рядом с домом, большую часть ночи, так?

Мисс Марпл одобрительно кивнула.

— Ему нужно было быть на месте. Я вам уже говорила, что это крайне важный момент. Теперь нам надо выяснить, кто из трех нами подозреваемых больше всего подходит на роль убийцы. Начнем с Эрскина. Он, без всякого сомнения, был на месте. Он сам признался вам в том, что около девяти часов вечера проводил Хелен с пляжа до дома, после чего, по его словам, простился с ней. Но правда ли это? Допустим, что он задушил ее.

— Да ведь между ними все было кончено! — воскликнула Гвенда. — Уже давно. Он же сказал мне, что практически никогда не оставался с ней наедине.

— Разве ты не понимаешь, Гвенда, — вмешался Джайлз, — что при создавшемся положении мы совершенно не можем доверять чьим-либо утверждениям?

— Я очень рада это слышать, — улыбнулась мисс Марпл. — А то я уже начинала побаиваться, что вы принимаете на веру все, что вам говорят. Я вообще человек чрезвычайно недоверчивый, и когда речь заходит об убийстве, я беру себе за правило все подвергать сомнению, пока сама все не проверю, Например, заявление Лили Кимбл о том, что Хелен Халлидей не могла уложить в чемодан исчезнувшую часть своей одежды, наверняка соответствует истине, так как о нем упоминает не только Эдит Пагетт; сама Лили пишет об этом в письме к доктору Кеннеди. Вот вам один факт. По словам доктора Кеннеди, Келвин Халлидей думал, что жена тайком подмешивает ему в еду наркотики; сам Халлидей подтверждает это в своем дневнике. Вот и второй, весьма любопытный факт, не правда ли? Но не будем на нем останавливаться. Я просто хотела бы обратить ваше внимание на то, что большинство сформулированных вами гипотез основано на том, что вам сказали — возможно, очень убедительно.

Джайлз пристально взглянул на мисс Марпл. Гвенда с уже порозовевшими щеками маленькими глоточками пила кофе, опершись локтями о край стола.

— Хорошо, давайте проверим, что сказали нам эти трое, — предложил Джайлз. — Начнем с Эрскина. Он заявил…

— Ты его и впрямь невзлюбил, — прервала его Гвенда. — Заниматься им — пустая трата времени. Он больше не входит в число подозреваемых, так как не мог убить Лили Кимбл.

— Он заявил, что познакомился с Хелен на корабле, идущем в Индию, — невозмутимо продолжал Джайлз, — и что они полюбили друг друга, но он не решился оставить жену и детей, и они с Хелен пришли к выводу, что им нужно расстаться. Но допустим, все произошло несколько иначе. Допустим, что он действительно безумно влюбился в Хелен и что она не захотела бежать с ним. Он мог пригрозить ей, что убьет ее, если она выйдет замуж за кого-либо другого.

— Это маловероятно, — усомнилась Гвенда.

— Такие вещи случаются. Вспомни о том, что говорила его жена. Ты отнесла ее упреки на счет ревности, но на самом деле это могло быть правдой. Может быть, она действительно хлебнула с ним лиха из-за его историй с женщинами. Как знать, может, он сексуальный маньяк?

— Я в это не верю.

— Потому что он из тех, кто нравится женщинам. Я же нахожу, что в нем есть нечто странное. Но вернемся к моему предположению. Хелен разрывает свою помолвку с Фей-ном, возвращается домой, выходит замуж за твоего отца и поселяется здесь. И вдруг появляется Эрскин. Он представляет это так, словно они с женой приехали в Диллмут отдохнуть. Если честно, мне это кажется не правдоподобным. Затем он сознается, что поступил так только из желания вновь увидеть Хелен. А теперь допустим, что мужчина, находящийся с ней в гостиной в день, когда Лили слышала тот разговор, был именно Эрскин. «Я боюсь тебя… Я всегда боялась тебя… Ты ненормальный, ты сумасшедший».

И потому, что она напугана, она и принимает решение уехать в графство Норфолк, но держит свои планы в секрете. Никто ничего не должен знать. Не должен знать до тех пор, пока Эрскины не уедут из Диллмута. Пока что все получается очень логично. А теперь перейдем к той роковой ночи. Что делал в тот вечер Халлидей — нам неизвестно… — Мисс Марпл кашлянула. — Вы знаете, я еще раз встретилась с Эдит Пагетт. Она вспомнила, что в тот вечер ужин был подан рано — в семь часов, — так как майор Халлидей должен был пойти на какое-то собрание — то ли в гольф-клуб, то ли в клуб прихожан. Что касается миссис Халлидей, то она после ужина вышла из дома.

— Совершенно верно. На пляже она встретилась с Эрскином, может быть, и не случайно. На следующий день майор должен покинуть Диллмут. Возможно, он не хочет уезжать один и уговаривает Хелен поехать с ним. Она отказывается и уходит домой. Он идет за ней следом и, видя, что все уговоры тщетны, в припадке безумия душит ее. Дальше события разворачиваются по той схеме, которая у нас уже есть. Будучи человеком с психическими нарушениями, он хочет заставить Келвина Халлидея уверовать в то, что Халлидей сам убил жену. Ночью Эрскин зарывает труп. Вы помните, он сознался Гвенде в том, что вернулся в отель не скоро, так как долго бродил в окрестностях Диллмута.

— Остается невыясненным вопрос, что в это время делала его жена, — заметила мисс Марпл.

— Она наверняка сходила с ума от ревности, — предположила Гвенда, — и, когда он вернулся, устроила ему дикую сцену.

— Вот моя версия, — заключил Джайлз. — Согласитесь с тем, что она правдоподобна.

— Да, но убить Лили Кимбл он не мог, — возразила Гвенда, — потому что он живет в Нортумберленде. Так что строить догадки на его счет — пустая трата времени. Давайте лучше займемся Уолтером Фейном.

— Хорошо. Уолтер Фейн — человек сдержанный. Внешне он мягок, добр и уступчив. Однако мисс Марпл довела до нашего сведения весьма примечательный факт. Однажды в детстве Уолтер Фейн пришел в такую ярость, что чуть не убил своего брата. Конечно, в ту пору он был еще ребенком, но его поступок произвел тем более неожиданное впечатление, что он всегда отличался легким и незлопамятным характером. Как бы то ни было, Фейн влюбляется в Хелен Кеннеди. Влюбляется — не то слово; он буквально сходит по ней с ума. Но она отказывает ему, и он уезжает в Индию. Спустя некоторое время она пишет ему, что согласна приехать и выйти за него замуж. Она пускается в путь. И тут судьба наносит ему второй удар, Хелен приезжает и опять дает ему отставку, так как на корабле она познакомилась с другим человеком. Она возвращается в Англию и выходит замуж за Келвина Халлидея. Возможно, Уолтер Фейн вообразил, что причиной их разрыва является именно Халлидей. Он впадает в депрессию и, терзаемый безумной ревностью, возвращается на родину. Снова очутившись в Диллмуте, он ведет себя как все простивший, дружески настроенный человек. Он часто бывает на вилле и безупречно разыгрывает роль доброго и преданного друга семьи. Но не исключено, что Хелен понимает, что это обман. Может быть, ей уже давно кажется, что в спокойном Уолтере Фейне есть что-то пугающее. И она говорит ему: «Я всегда боялась тебя». Никого не посвящая в свой план, она собирается уехать из Диллмута и поселиться в Норфолке. Почему она это делает? Потому что она боится Уолтера Фейна.

Вот мы и подошли вновь к тому роковому вечеру. Здесь нам трудно строить предположения, так как мы не знаем, что тогда делал Уолтер Фейн, и я не думаю, что нам когда-нибудь удастся это узнать. Тем не менее он отвечает условию, поставленному мисс Марпл: он «на месте», так как живет всего в двух или трех минутах ходьбы от виллы. Он мог заявить, что в тот вечер рано лег в постель с головной болью или закрылся у себя в кабинете под тем предлогом, что ему нужно поработать, или что-либо еще в таком же духе, На самом же деле он вполне мог сделать то, что, как мы думаем, сделал убийца, и мне кажется, из трех наших подозреваемых скорее всего он мог допустить ошибку в выборе одежды, уложенной в чемодан. Он наверняка не особенно разбирается в том, что женщины надевают при тех или иных обстоятельствах.

— Когда я была у него в кабинете, разговаривая о завещании, — сказала Гвенда, — у меня возникло странное ощущение. Его лицо показалось мне похожим на фасад дома со спущенными шторами… И мне даже пришла в голову совсем уж сумасбродная мысль, что за этим фасадом скрывается мертвец. — Она взглянула на мисс Марпл. — Такие мысли, наверное, кажутся вам очень глупыми?

— Нет, моя дорогая. Я думаю, что, может быть, вы и правы.

— А теперь перейдем к Аффлику, — предложила Гвенда. — Экскурсионная компания Аффлика. Того самого Аффлика, который всегда был себе на уме. Против него тот факт, что доктору Кеннеди он казался человеком, страдающим начальной стадией мании преследования. По его словам, он не совсем нормален. Итак, вспоминая то, что он рассказал нам о себе и о Хелен, давайте представим, что это ложь. Он не просто находил Хелен милой девочкой: он был страстно, безумно в нее влюблен. Но она его не любила, она просто забавлялась. Как нам сказала мисс Марпл, она сходила с ума по мужчинам.

— Нет, моя дорогая. Я ничего подобного не говорила.

— Хорошо, скажем, что она была нимфоманкой, если этот термин больше устраивает вас. Она увлеклась Джекки Аффликом, а потом бросила его. Но его это не устраивало. Доктор Кеннеди избавил свою сестру от назойливого претендента, но Аффлик ничего не забыл и ничего не простил. Согласно его версии, он потерял свою работу из-за махинаций Уолтера Фейна, Это подтверждает теорию, в соответствии с которой он действительно страдал манией преследования.

— Да, — согласился Джайлз. — Но если он рассказал нам правду, мы получаем в руки очень весомый аргумент против Уолтера Фейна.

— Хелен уезжает за границу, — продолжала Гвенда, — и он покидает Диллмут. Но он по-прежнему помнит о ней, и когда, выйдя замуж, она возвращается в родной город, он наносит ей визит. Сначала он нам заявляет, что виделся с ней только один раз, но потом признается, что приезжал несколько раз.

— Твоя гипотеза имеет и обратную сторону, — прервал ее Джайлз. — Предположим, что Аффлик был первой любовью Хелен и что она продолжала его любить. Между ними могли завязаться отношения, о которых никто и не подозревал. Может быть, Аффлик хотел, чтобы она ушла к нему, но к этому времени он ей уже надоел. Итак, она отказалась следовать за ним, и он ее убил. Все остальное прекрасно укладывается в схему. В письме доктору Кеннеди Лили писала о роскошной машине, стоявшей в ту ночь рядом с виллой. Эта машина принадлежала Джекки Аффлику. Значит, и он тоже находился «на месте».

Это, конечно, просто предположение, но, как мне кажется, вполне приемлемое. Дело осложняется тем, что, строя наши теории, мы должны учитывать письма Хелен. Я долго ломал себе голову над тем, при каких обстоятельствах, она была вынуждена их написать. Я считаю, что объяснить это можно, только допустив, что у нее действительно был любовник и что она собиралась убежать с ним. Рассмотрим же еще раз наши гипотезы. Начнем с Эрскина и примем за отправную точку то, что он еще не готов уйти от жены и разбить семью, но что Хелен уже приняла решение оставить Келвина Халлидея и поселиться в каком-то месте, где любовник сможет время от времени навещать ее. В таком случае в первую очередь нужно было усыпить подозрения миссис Эрскин. С этой целью Хелен пишет два письма, которые ее брат получит в нужное время и которые создадут впечатление, что она уехала за границу с кем-то другим. Эта гипотеза прекрасно объясняет и то, почему в своих письмах она так тщательно сохраняла в тайне имя этого человека.

— Но если она собиралась бросить своего мужа, чтобы уйти к Эрскину, зачем бы ему понадобилось убивать ее? — спросила Гвенда.

— Возможно, потому, что она внезапно передумала, осознав, что все же любит своего мужа. Эрскин пришел в бешенство и убил ее. Инсценировку с одеждой и чемоданом тоже сделал он. Позднее он использовал написанные ею письма. Мне кажется, это очень толковое объяснение, которое не оставляет ни малейшей неясности.

— Да, но оно с тем же успехом подходит и к Уолтеру Фейну, — возразила Гвенда. — Для стряпчего маленького городка подобный скандал обернулся бы полной катастрофой. Хелен могла сделать вид, что уехала за границу с кем-то другим, а на самом деле поселилась бы где-то поблизости, чтобы Фейн мог бывать у нее. Письма уже написаны, но, согласно твоему предположению, она меняет свое решение, и Уолтер, потеряв голову от ярости, убивает ее.

— А что ты скажешь насчет Джекки Аффлика?

— С ним найти объяснение для писем труднее. Я не думаю, что возможный скандал заставил бы его быть осторожным. Возможно, Хелен боялась не его, а моего отца и решила, что будет лучше, если она сделает вид, что уехала за границу. Как видите, письмам в этом случае можно найти много объяснений. К чему склоняетесь вы, мисс Марпл? — спросила она. — Я, честно говоря, не думаю, что Хелен убил Уолтер Фейн, но…

В этот момент в гостиную вошла миссис Кокер и стала убирать кофейные чашки.

— Извините меня, мадам, — начала она, — я совсем забыла вам что-то сказать. Это надо же, чтобы именно сейчас случилась вся эта история с бедной убитой женщиной и что вы с мистером Ридом оказались замешаны в ней. Для вас, мадам, это совершенно некстати. Ну так вот, сегодня во второй половине дня приезжал мистер Фейн и спрашивал вас. Он прождал вас больше получаса. Похоже на то, что он думал, будто вы просили его зайти.

— Как странно! — ответила Гвенда. — Во сколько это было?

— В четыре часа, мадам. Может быть, чуть позже. А потом, только он уехал, как явился другой джентльмен, в большом желтом автомобиле. Он так прямо и утверждал, что приехал по вашей просьбе, и разуверить его было невозможно. Он прождал около двадцати минут. Я даже подумала, что вы пригласили этих гостей к чаю и забыли.

— Вовсе нет. Это очень странно, — повторила Гвенда.

— Давай позвоним Фейну, — предложил Джайлз. — Он наверняка еще не лег спать.

Он встал и направился к телефону.

— Алло! Мистер Фейн? Говорит Джайлз Рид. Я только что узнал, что вы были у нас сегодня… Что? Нет, нет… я уверен, что нет. Какая странность! Да, я тоже задаю себе этот вопрос. — Он положил трубку. — Вот уж действительно странно! Когда Фейн сегодня пришел к себе в кабинет, ему передали, что кто-то звонил и просил его зайти к нам, чтобы обсудить важный вопрос.

Джайлз и Гвенда удивленно переглянулись.

— Позвони Аффлику, — сказала Гвенда.

Джайлз опять подошел к телефону, полистал справочник и набрал номер. На этот раз ему пришлось подождать подольше, но ему наконец ответили.

— Мистер Аффлик? Говорит Джайлз Рид. Я…

Хлынувший в ответ поток слов не дал Риду закончить.

Лишь через несколько минут ему удалось заговорить:

— Да нет же!.. Нет, я уверяю вас, ничего подобного мы не делали. Да… да, я знаю, что вы очень занятой человек, и мне бы никогда не пришло в голову… Скажите, кто вам позвонил? Мужчина?.. Повторяю вам, что это был не я. Нет, нет… Понимаю. Да, я согласен с вами, это совершенно невероятно. — Закончив разговор, он вернулся к столу. — Надо же! Кто-то позвонил Аффлику и, выдав себя за меня, попросил его зайти к нам сегодня, чтобы поговорить о срочном деле, связанном с крупной суммой денег.

Они опять переглянулись.

— Это мог сделать любой из них, — сказала Гвенда. — Разве ты не понимаешь, Джайлз? Любой из них мог убить Лили Кимбл, а затем приехать сюда, чтобы создать себе алиби.

— Какое же это алиби, моя милая? — возразила мисс Марпл.

— Я хотела сказать не алиби, а повод отлучиться с работы. На мой взгляд, очевидно то, что один из них говорит правду, а другой лжет. Один из них позвонил другому и попросил его приехать сюда, чтобы навести на него подозрения, но мы не знаем кто. Ясно только одно: это сделал один из них, Фейн или Аффлик. Я лично думаю, что это Джекки Аффлик.

— А я — что Уолтер Фейн, — заявил Джайлз. Они оба посмотрели на мисс Марпл. Старая дама покачала головой.

— Есть и еще одна возможность, — проговорила она.

— Конечно же! Эрскин.

Джайлз кинулся к телефону.

— Что ты собираешься делать? — спросила Гвенда.

— Попросить соединить меня с Нортумберлендом.

— О, Джайлз, ты же не думаешь всерьез, что…

— Мы должны знать. Если он дома, убить Лили Кимбл он не мог. Мы, разумеется, исключаем возможность использования личного самолета и тому подобных штучек.

Они молча ждали звонка междугородней, и наконец телефон зазвонил.

Джайлз снял трубку.

— Вы просили соединить вас с майором Эрскином. Пожалуйста, говорите.

Джайлз нервно прочистил горло.

— Эрскин? Говорит Джайлз Рид… Да, Рид. Внезапно, растерявшись, он посмотрел на Гвенду, всем своим видом вопрошая: «А что мне ему сказать?»

Молодая женщина встала и взяла трубку у него из рук.

— Майор Эрскин? С вами говорит миссис Рид. Нам рассказали о… об одном доме, он называется Линскотт-Брэйк. Он… вы что-нибудь слышали о нем? По-моему, он находится неподалеку от вас.

— Линскотт-Брэйк? — повторил голос Эрскина. — Нет, мне кажется, я о нем не слышал. В каком населенном пункте он находится?

— Вы знаете, как агентства по продаже недвижимости бестолково печатают адреса. Там указано, что усадьба расположена в пятнадцати милях от Дэйса, вот мы и подумали…

— Мне очень жаль, миссис Рид, но я никогда не слышал о ней. Кто там сейчас живет?

— Дом пустой. Но все это не так важно, потому что мы почти решили купить другой. Извините меня за беспокойство. Вы, наверное, были заняты?

— Отнюдь нет. Так, просто занимался домом. Моей жены нет, а кухарка отправилась навестить свою мать, так что все заботы по хозяйству легли на мои плечи. Честно признаюсь, в этой области у меня навыков мало. Лучших результатов я добиваюсь в саду.

— Я тоже с большим удовольствием занимаюсь садом, чем домом. Я надеюсь, ваша жена здорова?

— Да, ее просто вызвала к себе ее сестра. Завтра она будет здесь.

— Что ж, желаю вам спокойной ночи, и еще раз простите, что побеспокоила вас.

Гвенда положила трубку.

— Итак, Эрскин здесь совершенно ни при чем! — торжествующе объявила она. — Его жены нет дома, и он занимается хозяйством. Значит, мы должны выбрать одного из двух оставшихся, не так ли, мисс Марпл?

Лицо мисс Марпл было очень серьезно.

— Я думаю, дорогие мои, — сказала она, — что вы еще недостаточно хорошо разобрались в этом деле. Господи, я чрезвычайно обеспокоена. Если б я только точно знала, что нужно делать…

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus