Агата Кристи  //   Карибская тайна

Глава 24 — Немезида

Мистер Рефил всех этих ночных тревог и ночной беготни не слышал.

Он крепко спал в своей постели из его горла вылетал тихий и слабый храп — и вдруг его схватили за плечи и стали бешено трясти.

— М-м… Что такое?.. Что за чертовщина?

— Я тут пришла. — Мисс Марпл, казалось, была очень взволнована. — Но считайте, что это не я, а она… У греков кажется ее называют Немезидой[Немезида — в древнегреческой мифологии богиня возмездия. ], если я ничего не путаю.

Мистер Рефил, насколько мог, приподнялся на подушках. Он вытаращил на нее глаза. Стоящая перед ним мисс Марпл, закутанная в шаль из пушистой бледно-розовой шерсти и мягко освещенная лунным светом, менее всего напоминала Немезиду.

— Это вы, что ли, Немезида, так получается? — спросил мистер Рефил после недолгой паузы.

— Надеюсь ею стать — с вашей помощью.

— Не откажите в любезности сказать мне коротко и ясно, какого черта вы разбудили меня среди ночи.

— Я думаю, нам надо действовать. И очень быстро. Какая же я несообразительная. Просто на удивление. Я с самого начала должна была понять, что к чему. Это было так просто.

— Что было просто, о чем вообще вы говорите?

— Вы же все проспали, — сказала мисс Марпл. — Было обнаружено тело. Сначала мы подумали, что это Молли Кендал. Но на самом деле это была Лаки Дайсон. Утонула в ручье.

— Что, Лаки? — переспросил мистер Рефил. — Утонула, говорите? В ручье? Сама утопилась или кто-то ее утопил?

— Кто-то ее утопил, — сказала мисс Марпл.

— Теперь понятно. По крайней мере, мне кажется, что я теперь понял, что вы имели в виду, когда сказали: «Это было так просто». Грег Дайсон был первым кандидатом, и не зря, как выясняется. Он, да? Вы пришли именно к этому? И боитесь теперь, что он улизнет от наказания?

Мисс Марпл глубоко вздохнула.

— Мистер Рефил, вы доверяете мне? Мы с вами должны предотвратить убийство.

— Вы только что сказали, что убийство уже совершено.

— Это убийство было совершено по ошибке. Но в любой момент может произойти еще одно. Нам нельзя терять ни минуты. Мы должны помешать. Нужно действовать немедленно.

— Легко сказать, — отозвался мистер Рефил. — Вы сказали: «мы» — я не ослышался? Но я-то что могу сделать? Я даже ходить не в состоянии без посторонней помощи. Как, интересно, мы с вами предотвратим убийство? Вам уже лет под сто, а я совсем развалина.

— Я подумала о Джексоне, — сказала мисс Марпл. — Джексон сделает все, что вы ему прикажете, — так или нет?

— Сделает, — согласился мистер Рефил, — особенно если будет знать, что ему неплохо заплатят. Хотите, чтобы я его позвал?

— Да. Велите ему пойти со мной и безоговорочно выполнять все мои требования.

Мистер Рефил молча на нее посмотрел. Потом сказал:

— Хорошо. Хотя мне кажется, что я иду на самый большой риск в моей жизни. Впрочем, рисковать мне не впервой. — Он громко позвал:

— Джексон! — Одновременно нащупал кнопку электрического звонка и нажал.

Не прошло и минуты, как открылась дверь, ведущая в соседнюю комнату, и вошел Джексон.

— Вы меня звали, сэр? Что-нибудь случилось? — Он осекся, увидев мисс Марпл.

— Значит, так, Джексон, делайте, что я вам скажу. Вы сейчас отправитесь с мисс Марпл. Пойдете, куда она вас поведет, и будете делать то, что она вам скажет. Все, вы поняли? И беспрекословно. Ясно?

— Я…

— Ясно?

— Да, сэр.

— Если сделаете все как надо, — сказал мистер Рефил, — внакладе не останетесь.

— Благодарю вас, сэр.

— Идемте, мистер Джексон, — скомандовала мисс Марпл. Потом, обернувшись к мистеру Рефилу, сказала:

— Мы пришлем к вам миссис Уолтере. Попросите ее поднять вас с постели и привести на место.

— На какое место?

— В бунгало Кендалов, — сказала мисс Марпл. — Я думаю, Молли должна туда вернуться.

Молли шла по дорожке, ведущей от моря. Она смотрела прямо перед собой неподвижным взглядом. Время от времени она тихонько подвывала…

Она поднялась по ступенькам на крытый балкон, секунду помедлила, потом толкнула балконную дверь и вошла в спальню. Там горел свет, но комната была пуста. Молли подошла к кровати и села. Несколько минут посидела, хмуря лоб и время от времени проводя по нему рукой.

Потом, быстро и воровато оглядевшись, она запустила руку под матрас и вытащила спрятанную там книгу. Затем принялась судорожно ее листать в поисках нужной страницы.

Услышав за дверью быстрые приближающиеся шаги, она подняла голову и торопливо спрятала книгу у себя за спиной.

Тяжело дыша и отдуваясь, вошел Тим Кендал и, увидев ее, испустил глубокий вздох облегчения.

— Ну, слава Богу. Где ты была, Молли? Все обыскал — нигде тебя нет.

— Я ходила к ручью.

— Ты ходила… — Он замолчал.

— Да. Я ходила к ручью. Но я не могла там дожидаться. Не могла. Там она лежала в воде — мертвая.

— Ты хочешь сказать…

— Я, ты знаешь, подумал сначала, что это — ты. Только что узнал, что это Лаки.

— Я не убивала ее. Правда, Тим, не убивала. Я уверена, что не убивала. Я хочу сказать.., если бы так было, я бы помнила, правда?

Тим медленно опустился на кровать у изножья.

— Ты не… Ты уверена? Нет, нет. Конечно, ты не могла сделать этого! — Эти слова он почти выкрикнул. — Ты не должна так думать, Молли. Лаки утопилась. Несомненно утопилась. Хиллингтон ее бросил. Она пошла к ручью и сунула голову в воду…

— Лаки сама бы этого не сделала. Никогда бы не сделала. Но я — я не убивала ее. Клянусь, не убивала.

— Дорогая, ну конечно, не убивала! — Он обнял было ее, но она вырвалась.

— Ненавижу это место. Говорили, тут сплошное солнце. И поначалу так казалось. Но нет. Тут сплошная тень — большая черная тень… Я увязла в ней… И выбраться не могу…

Ее голос поднялся до крика.

— Тише, Молли. Бога ради, тише!

Он вошел в ванную и вернулся со стаканом в руке.

— Вот. Выпей-ка. Это тебя успокоит.

— Я.., я не могу ничего пить. Так дрожу — зубы стучат.

— Можешь, можешь, дорогая. Сядь-ка опять. Сюда, на кровать. — Он обхватил ее одной рукой за плечи. Поднес стакан к ее губам. — Ну вот. Пей же.

Из-за балконной двери вдруг раздался голос мисс Марпл.

— Джексон, — громко и отчетливо сказала она. — Заберите у него стакан. И пожалуйста, будьте осторожны. Он очень сильный, и терять ему нечего.

Джексон обладал двумя примечательными качествами. Во-первых, он самозабвенно любил деньги, а сейчас ему была обещана верная награда, обещана человеком авторитетным и солидным. Кроме того, Джексон был чрезвычайно силен и ловок, и работа массажиста помогала ему поддерживать форму. Итак, раздумывать не надо — не рассуждая, в бой![…раздумывать не надо — не рассуждая, в бой… — Перефразированная цитата из стихотворения А. Теннисона «Атака кавалерийской бригады». ]

С быстротой молнии он метнулся через комнату. Одна его рука накрыла стакан, который Тим держал у губ Молли, другой он обхватил Тима и сжал его словно тисками. Одно движение — и стакан очутился у него. Тим попробовал вырваться, но у Джексона была железная хватка.

— Какого черта — пустите! Пустите! Спятили вы, что ли? Что вы делаете?

Тим боролся с ним яростно.

— Не отпускайте его, Джексон, — приказала мисс Марпл.

— Что происходит? В чем дело? — Через балконную дверь вошел мистер Рефил в сопровождении Эстер Уолтере.

— Вы спрашиваете, в чем дело? — заорал Тим. — Ваш массажист сошел с ума, спятил, вот в чем дело! Скажите, чтобы он меня отпустил!

— Нет, — отрезала мисс Марпл. Мистер Рефил повернулся к ней.

— Говорите же, Немезида, — сказал он. — Тут была бы уместна какая-нибудь цитата из Библии.

— Так глупо было с моей стороны, так глупо, — покачала головой мисс Марпл. — Но теперь мне все стало ясно. Когда содержимое этого стакана, которое он заставлял жену выпить, будет подвергнуто анализу, я клянусь — да, клянусь моей бессмертной душой — там будет обнаружена смертельная доза какого-нибудь наркотического вещества. Тот же самый сюжет — как вы не видите — тот же самый сюжет, что и в рассказе майора Пэлгрейва. Жена в депрессивном состоянии пытается покончить с собой, муж вовремя оказывается рядом и спасает ее. Спустя некоторое время вторая попытка ей удается. Да, все сходится. Майор Пэлгрейв рассказал мне эту историю, вынул фотографию, потом поднял взгляд и увидел…

— За вашим правым плечом… — продолжил мистер Рефил.

— Нет, — возразила мисс Марпл, покачав головой. — Он ничего не увидел за моим правым плечом.

— Что это вы такое говорите? Вы же сами мне сказали…

— Я была не права. Совершенно не права. Я совершенно ничего не понимала. Мне казалось, что майор Пэлгрейв смотрит на что-то за моим правым плечом — такое создавалось впечатление. Но он не мог ничего там увидеть, потому что туда смотрел его левый глаз, а левый глаз у него был стеклянный.

— Да-да, точно, у него был стеклянный глаз, — сказал мистер Рефил. — Надо же, я совсем забыл об этом, вернее, не придал значения. Выходит, он ничего не видел?

— Еще как видел, — возразила мисс Марпл. — Прекрасно видел, но только другим глазом. Правым. И правым глазом он смотрел на что-то или на кого-то, кто находился не по правую, а по левую руку от меня.

— И был ли кто-нибудь в поле зрения по левую руку от вас?

— Да, — сказала мисс Марпл. — Поблизости сидели Тим Кендал и его жена. Сидели за столом как раз у большого куста гибискуса. Они там занимались бухгалтерией. Итак, майор поднял взгляд от бумажника. Его взгляд как бы был направлен поверх моего плеча, но в действительности он смотрел на человека, сидящего рядом с кустом гибискуса, и увидел то же самое лицо, что на фотографии — разве что немного старше. К тому же и там, и тут — гибискус. Тим Кендал слышал рассказ майора и понял, что майор его узнал. Поэтому ему ничего другого не оставалось, как его убить. Потом ему пришлось убить и эту девушку, Викторию, потому что она видела, как он подложил таблетки в комнату майора. Сначала она не придала этому значения, потому что, конечно, Тим Кендал мог по какой-то причине войти в бунгало постояльца, в этом не было ничего подозрительного. Скажем, просто для того, чтобы занести какую-нибудь вещь, забытую майором на столике в ресторане. Но потом она стала размышлять, стала задавать всякие вопросы, и ему пришлось от нее избавиться. На самом деле эти два убийства были, так сказать, случайными. А на уме у него было совсем другое убийство, которое он все это время тщательно готовил. Этот человек — женоубийца.

— Что за несусветная чушь, что за… — крикнул Тим Кендал.

Внезапно раздался другой крик, яростный и злой. Эстер Уолтере рванулась прочь от мистера Руфила, чуть не уронив его на пол, и кинулась через комнату. Она вцепилась в Джексона — но тщетно.

— Пустите его, пустите! Это не правда. Все ложь от первого до последнего слова. Тим, дорогой мой, это же не правда. Ты не мог никого убить, я знаю, что не мог. Я знаю, что ты не убивал. Это все она, эта ужасная девка, на которой ты женился. Она о тебе распускала слухи. Не правда это. Ни слова правды. Я верю тебе. Люблю тебя и верю. И пускай плетут все что хотят, все это чушь. Я…

Тим Кендал окончательно потерял самообладание.

— Слышишь ты, сука проклятая, заткнись! — заорал он. — Заткнись, тебе говорят! Хочешь, чтобы меня повесили, да? Заткнись, ясно тебе? Заткни свою вонючую пасть!

— Дуреха несчастная, — мягко сказал мистер Рефил. — Так вот оно что.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus