Агата Кристи  //   В 16.50 от Паддингтона

Глава 25

— Я посмотрела в словаре, что значит «тонтина», — с порога объявила Люси, потом, поздоровавшись с мисс Марпл, стала с отсутствующим видом бродить по комнате, машинально прикасаясь то к фарфоровой собачке, то к салфеточке, то к пластиковой шкатулке для рукоделья, стоявшей на подоконнике.

— Я знала, что вы непременно это сделаете, — спокойно сказала мисс Марпл.

— «Тонтина — одна из форм ренты с общим фондом, введена в обращение итальянским банкиром Лоренцо Тонти в тысяча шестьсот пятьдесят третьем году, — четко выговаривая каждое слово, цитировала Люси, — по условиям которой доля умерших членов фонда присовокупляется к долям тех, кто их пережил». — Люси помолчала. — Как раз то, что у них, правда? Вы ведь давно это поняли, да? Еще до того, как умерли Альфред и Харольд?

Она опять начала рассеянно бродить по комнате, чувствовалось, что она очень взволнована. Мисс Марпл тайком за ней наблюдала. Это была совсем не та Люси Айлсбэрроу, которую она знала.

— По-моему, такое завещание кого угодно введет в искушение, — после паузы продолжала Люси. — Завещание, по которому тот, кто переживет всех своих родных, получит все. Но ведь.., им причитаются огромные деньги, верно? И так хватило бы на всех… — Она замолкла, не уточняя, что означает это ее «и так».

— Беда в том, что люди чересчур алчны. Не все, конечно… Часто с этого все и начинается, не с убийства, не с желания убить или даже случайных помыслов об этом. Начинается с алчности, с желания получить больше, чем полагается… — Она опустила вязание на колени и задумалась, что-то припомнив. — Как раз такой случай и свел меня с инспектором Креддоком. Было это за городом, неподалеку от курорта Меденем. Начиналось все примерно так же: вполне приличный человек, совсем не злодей, но попутал бес — позарился на чужие деньги. Законных прав у него на них не было, но он придумал, как их можно заполучить. Об убийстве вообще не помышлялось. Так, легкое мошенничество, которое даже нельзя назвать преступлением. Это было начало… А завершилось тремя убийствами.

— Надо же, — сказала Люси. — У нас тут тоже три убийства. Сначала расправились с женщиной, которая выдавала себя за Мартину, а значит, могла бы потребовать долю наследства для своего сына. Потом с Альфредом, чуть позже — с Харольдом… Теперь остались только двое?

— Вы хотите сказать, что остаются только Седрик и Эмма?

— Не Эмма, — возразила Люси. — Эмма — женщина. А ищут высокого темноволосого мужчину. Я имею в виду Седрика и Брайена Истли. Я никогда не подозревала Брайена, потому что у него волосы скорее русые, усы совсем светлые и голубые глаза — в общем, он типичный блондин. Но как-то.., на днях… — Она замолчала.

— Ну-ну, продолжайте, Люси, — подбодрила ее мисс Марпл. — Вас что-то очень расстроило, я правильно поняла?

— Это произошло, когда леди Стоддарт-Уэст уже собиралась уезжать. Уже садясь в машину, она неожиданно спросила: «Кто был тот мужчина, который стоял на террасе, когда я вошла? Высокий такой брюнет?» Я даже не поняла, о ком она говорит, потому что Седрик еще был в постели. Но на всякий случай спросила: «Вы не Брайена Истли имеете в виду?» — «Ну конечно! — ответила она. — Тот самый майор авиации Брайен Истли! Во времена Сопротивления он как-то прятался у нас на чердаке. Ну да, та же осанка, та же посадка головы. Мне хотелось бы с ним увидеться», — добавила она. Мы стали его искать, но Брайен как сквозь землю провалился… Так и не нашли.

Мисс Марпл молча ждала, что Люси скажет дальше.

— Ну и потом, — выдавила из себя Люси, — позже я присмотрелась к нему… Он стоял ко мне спиной, и я увидела то, что должна была заметить раньше. Даже очень светлые волосы делаются намного темнее, когда их мажут брильянтином. У Брайена волосы светло-русые, но, если их обильно смазать, они могут выглядеть совсем темными… Так что ваша приятельница могла видеть в поезде и его. Вот так…

— Да, — сказала мисс Марпл, — я уже думала об этом.

— По-моему, вы никогда ничего не упускаете, — заметила Люси.

— Что поделаешь, дружочек, приходится.

— Только я не понимаю, зачем это все Брайену? Ведь деньги переходят не к нему, а к Александру. Слов нет, жить им станет легче, они смогут позволить себе даже немного роскоши, но Брайен все равно не имел бы права воспользоваться капиталом, а без капитала его грандиозные планы абсолютно неосуществимы.

— Но если с Александром что-нибудь случится до того, как ему исполнится двадцать один год, капитал получит Брайен, как отец и ближайший родственник, — заметила мисс Марпл.

Люси бросила на нее взгляд, полный ужаса.

— Брайен никогда на такое не пойдет. Ни один отец не решится на такое ради.., ради каких-то гнусных денег!

Мисс Марпл вздохнула.

— Иногда решаются, поверьте… Как это ни чудовищно, но такое случается, душенька. Люди творят совершенно невообразимые преступления. Я знаю женщину, которая отравила трех своих детей ради мизерной страховки. А одна очень симпатичная старушка отравила своего сына, приехавшего в отпуск навестить ее. Или вспомните старую миссис Станвиг. Наверное, читали про нее в газетах. Сначала умерла одна ее дочь, потом сын, а потом она заявила, что кто-то пытался отравить и ее. И действительно, в овсяной каше был обнаружен яд. Потом выяснилось, она сама его туда и подсыпала. Собиралась отравить вторую свою дочь. И дело тут было не только в деньгах. Просто она завидовала своим детям — тому, что у них вся жизнь впереди, которой они будут наслаждаться, а ей скоро умирать. Что ей деньги! Деньгами она всегда распоряжалась как хотела и была довольно прижимиста. Говорят, она была немного странной, но для меня это не оправдание. Странности странностям рознь. Одни раздают все свое имущество или даже выписывают чеки на деньги, которых у них нет, исключительно из потребности помочь ближнему… Конечно, такие люди не совсем нормальны, но по натуре они очень добры и их можно не опасаться… Но если чьи-то странности есть следствие дурного характера и злобы — это другое дело. Вот так, душенька. Утешила я вас хоть немного?

— Что вы имеете в виду? — смущенно спросила Люси.

— Только то, что сказала. И не нужно так волноваться. Право же, не стоит. Элспет Макгилликадди приедет буквально на днях, — успокаивающе добавила она.

— Ну и что от этого изменится?

— Возможно и ничего, дружочек. Но мне лично кажется, что я вызвала ее не напрасно.

— Но я.., я не могу не волноваться, — пробормотала Люси. — Я так привязалась к этой семье.

— Понимаю, голубушка, как вам трудно, они оба очень хорошие, каждый по-своему.

— Кого это вы имеете в виду? — резко спросила Люси и чуть порозовела.

— Я говорила о сыновьях мистера Крэкенторпа, — ласковым голосом пояснила мисс Марпл. — Вернее, о сыне и зяте. Видите, как распорядилась судьба — оставила в живых самых привлекательных и добрых. Седрику ужасно нравится казаться хуже, чем он есть на самом деле, ему просто приятно всех дразнить своим видом и манерами…

— Иногда он доводит меня до бешенства, — призналась Люси.

— Да, — сказала мисс Марпл, — и вам это нравится, не так ли? У вас сильный характер, и вам хочется иногда посражаться с достойным противником. А мистер Истли — совсем другой, трогательный недотепа, похожий скорее на несчастного мальчугана. Это тоже по-своему привлекательно.

— И один из них — убийца, — с горечью произнесла Люси. — Это может быть любой из них. Представить, кто именно, — невозможно. Седрик ничуть не огорчен ни смертью Альфреда, ни смертью Харольда. С азартом прикидывает, что будет делать с имением, даже начал подсчитывать, сколько ему понадобится денег, чтобы устроить все по своему вкусу. Конечно, я знаю, ему нравится изображать из себя эдакого эгоиста, грубияна, вроде бы как в шутку… А вдруг это никакая не шутка. Вдруг это просто удобная маска? Все думают, что ты притворяешься? А ты как раз такой и есть на самом деле, если не хуже…

— Ах, милая моя Люси, как я вам сочувствую…

— Теперь Брайен, — продолжала Люси. — Вы, наверное, очень удивитесь.., но он очень бы хотел жить в Резерфорд-Холле. Он считает, что им с Александром было бы тут очень хорошо, и для планов его раздолье… У него их столько…

— Это ведь постоянное его состояние — строить планы?..

— О да! И один другого заманчивей… Но у меня такое чувство, что все эти его планы никогда не осуществятся. Они просто нереальны. Нет, сами идеи очень хороши, но, по-моему, Брайен никогда не думает о неизбежных трудностях, связанных с осуществлением того или иного проекта.

— Фигурально выражаясь, он витает в облаках.

— И даже не совсем фигурально. Все его суперпроекты так или иначе связаны с воздухоплаванием… Возможно, настоящий летчик просто не в состоянии окончательно спуститься на землю… Знаете, — помолчав, добавила Люси, — почему Брайену так нравится Резерфорд-Холл? Он напоминает ему огромный безалаберный дом, в котором жил мальчишкой.

— Понимаю. Да, понимаю, — задумчиво произнесла мисс Марпл, затем, метнув на Люси пытливый взгляд, неожиданно резко спросила:

— Но ведь это не все, не так ли, дорогая? Вас беспокоит что-то еще?

— Да! Очень! Брайен мог быть в том поезде… Я поняла это лишь несколько дней назад.

— В том, который отходит в шестнадцать тридцать три от Паддингтона?

— Именно. Видите ли, Эмма решила, что инспектора интересует и ее алиби, и она очень подробно рассказала ему о том, что делала двадцатого декабря. Утром было собрание какого-то комитета, потом ходила по магазинам за покупками, потом зашла выпить чаю — в «Зеленом трилистнике», ну а после отправилась на вокзал встречать Брайена: его поезд якобы должен был отправиться из Паддингтона в шестнадцать пятьдесят. Но ведь Брайен мог сесть на другой, более ранний поезд, а ей сказать, что это тот, который отходит в шестнадцать пятьдесят. Он, между прочим, сказал, что его машина сейчас в ремонте и поэтому пришлось ехать поездом. Хотя поезда он просто не выносит. Держался он при этом вполне естественно.., может, ему и нечего скрывать.., но лучше бы он приехал на машине.

— Однако он приехал на поезде, — задумчиво произнесла мисс Марпл.

— Но это еще ничего не доказывает, — взволнованно продолжала Люси. — Это ужасно — все эти бесконечные подозрения! Когда ничего точно не знаешь… И возможно, никогда не узнаешь!..

— Обязательно узнаем, дорогая! — В голосе мисс Марпл прозвучала грустная уверенность. — Потому что.., это еще не конец. Ибо я знаю твердо: теперь, решившись на несколько убийств, преступник не остановится. Поговорка «От добра добра не ищут» для убийц совершенно не подходит. Впрочем, какое уж тут добро, тут зло от зла… И все же, милочка, не надо так расстраиваться. Полиция начеку, а главное, Элспет Макгилликадди очень скоро будет здесь!

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus