Агата Кристи  //   Спящее убийство

Глава 7 — Доктор Кеннеди

I

Спустя несколько дней Гвенда, гуляя по набережной и проходя мимо одного из стеклянных павильонов, сооруженных по распоряжению муниципалитета на случай непогоды, вдруг резко остановилась.

— Мисс Марпл? — удивленно воскликнула она.

На скамейке действительно сидела мисс Марпл, тщательно закутанная в пушистое толстое пальто и с шарфом вокруг горла.

— Вы наверняка не ожидали встретить меня здесь, — живо откликнулась она. — Дело в том, что мой врач посоветовал мне для смены обстановки подышать морским воздухом, а вы так расхваливали Диллмут, что и я решила приехать сюда. К тому же бывшие кухарка и камердинер одной моей подруги держат здесь семейный пансион.

— Почему же вы не остановились у нас?

— Со старыми людьми особенно не повеселишься, моя дорогая. Молодоженам надо дать время пожить одним. — Улыбнувшись, мисс Марпл добавила:

— Я знаю, что вы меня отлично бы приняли. Ну, что у вас слышно? Продвинулись ли вы в решении вашей загадки?

— Мы напали на след.

Гвенда села рядом и подробно рассказала ей о результатах их поисков.

— Мы только что дали объявление во многие газеты, — заключила она. — В местные, в «Тайме» и другие ежедневные издания. Мы просим всех людей, что-либо знающих о Хелен Спенлав Халлидей, урожденной Кеннеди, связаться с нами. Я думаю, нам непременно ответят. А как по-вашему?

— Я тоже так думаю, моя дорогая. Да, я тоже так думаю…

Старая дама говорила, как обычно, спокойно, но в ее глазах застыла тревога. Она окинула проницательным взглядом сидящую рядом с ней молодую женщину. Оптимизм, звучавший в голосе Гвенды, был явно нарочитым. Мисс Марпл подумала, что ее собеседница выглядит озабоченной. То, что доктор Хэйдок назвал «последствиями», уже, возможно, возымело действие. Но отступать было поздно…

— Ваша история действительно заинтересовала меня, — мягко, словно извиняясь, проговорила мисс Марпл. — Видите ли, моя жизнь так монотонна… Я надеюсь, вы не сочтете меня нескромной, если я попрошу вас держать меня в курсе относительно успехов ваших поисков?

— Конечно же, — заверила ее Гвенда, — вы будете знать все. Если б не вы, я сейчас обивала бы пороги врачей с требованием заключить меня в психиатрическую лечебницу. Оставьте мне ваш адрес и непременно заходите выпить рюмку… я хочу сказать, выпить у нас чаю. Надо же вам самой увидеть место преступления!

Когда Гвенда ушла, мисс Марпл слегка покачала головой и нахмурилась.

II

Каждый день Джайлз и Гвенда с нетерпением ожидали прихода почтальона, но их надежды оказались тщетными. Пока они получили только два письма от агентств частного сыска, предлагавших им свои услуги.

— С этим можно не спешить, — заявил Джайлз. — К тому же, если нам впоследствии и придется прибегнуть к помощи агентства, мы выберем серьезную фирму, а не из тех, что трубят о себе во всех газетах. Я, правда, не вижу, что они смогут предпринять помимо того, что уже сделали мы.

Спустя несколько дней его оптимизм (или чувство уверенности в себе) оправдался: они получили письмо, написанное четким, но в то же время неразборчивым почерком.

«Голлз-Хилл Вудли-Болтон.

Уважаемый сэр!

В ответ на ваше объявление в «Тайме» довожу до вашего сведения, что Хелен Спенлав Кеннеди является моей сестрой. Я уже много лет как потерял ее из вида и буду счастлив получить о ней какие-либо известия.

Искренне ваш, Джеймс Кеннеди, доктор медицины».

— Вудли-Болтон, — сказал Джайлз. — Это недалеко отсюда. Местные жители ездят в Вудли-Кэмп на пикники. Это заросшие вереском холмы милях в тридцати отсюда. Мы напишем доктору Кеннеди и спросим его, можем ли мы нанести ему визит. А может, пригласить его к нам?

Вскоре пришло письмо, в котором доктор Кеннеди сообщал, что будет ждать их в следующую среду. И вот в среду утром Джайлз и Гвенда пустились в путь.

Деревня Вудли-Болтон была разбросана по склону холма. Дом Голлз-Хилл стоял на самой его вершине, и его окна выходили на Вудли-Кэмп и на заросли вереска до самого моря.

— Какое унылое место, — вздрогнула Гвенда.

Дом тоже оказался унылым. Им открыла дверь неприветливая женщина. Она провела их через пустой холл до кабинета, длинной комнаты с тянувшимися вдоль стен книжными полками.

Увидев их, доктор Кеннеди встал. Это был пожилой седой мужчина с густыми бровями, скрывавшими глаза. Он пристально посмотрел на Джайлза и Гвенду.

— Мистер и миссис Рид? Садитесь сюда, миссис Рид, это кресло самое удобное. Так что вы можете рассказать мне о моей сестре Хелен?

Джайлз рассказал заранее придуманную им историю.

Они недавно поженились в Новой Зеландии и только что приехали в Англию, где его жена, будучи ребенком, прожила какое-то время. Жена решила разыскать своих родственников и старых друзей семьи.

Доктор Кеннеди держался по-прежнему строго и чопорно. Он был вежлив, но типично «колониальная» настойчивость, с которой молодые люди желали возобновить старые семейные связи, явно раздражала его.

— Значит, вы думаете, что моя сестра, вернее, сводная сестра, ваша родственница?

В его любезном тоне звучала едва уловимая враждебность.

— Она была моей мачехой, — объяснила Гвенда, — второй женой моего отца. Я, разумеется, очень плохо помню ее, я ведь тогда была совсем маленькой. Моя девичья фамилия Халлидей.

Он удивленно взглянул на нее, и вдруг его лицо осветилось улыбкой. Его равнодушие сразу же исчезло.

— Боже правый! — воскликнул он. — Уж не хотите ли вы сказать, что вы Гвенни?

Она кивнула. Давно позабытое уменьшительное имя, которым ее называли в детстве, прозвучало для нее знакомо и ободряюще.

— Да, — подтвердила она. — Я Гвенни.

— Господи помилуй, уже взрослая, уже замужем! Как быстро летит время! С тех пор прошло, наверное, лет пятнадцать… нет, намного больше. Вы, я полагаю, не помните меня?

Гвенда покачала головой:

— Я даже своего отца не помню. Мои воспоминания об этом времени очень расплывчаты.

— Конечно же, первая жена Халлидея была уроженкой Новой Зеландии, он говорил мне об этом. По его словам, это очень красивая страна.

— Это самая прекрасная страна в мире. Но Англия мне тоже нравится.

— Вы приехали сюда на время или собираетесь обосноваться на постоянное жительство? — Он позвонил в колокольчик. — Сейчас мы выпьем чаю.

На пороге кабинета появилась уже знакомая им высокая женщина.

— Чаю, пожалуйста, — сказал доктор. — С поджаренным хлебом с маслом, или кексом, или еще с чем-нибудь…

Экономка бросила на гостей недовольный взгляд и, ответив: «Слушаюсь, сэр», — вышла.

— Обычно я чай не пью, — сообщил доктор Кеннеди, — но такое событие нельзя не отметить.

— Вы очень любезны, — отозвалась Гвенда. — Мы не просто приехали посмотреть Англию. Мы купили здесь дом. — Она сделала паузу и добавила:

— Хиллсайд.

— Да, в Диллмуте, — рассеянно ответил доктор Кеннеди. — Вы ведь мне написали оттуда.

— Вы знаете, это совершенно поразительное совпадение, — сказала Гвенда. — Не правда ли, Джайлз?

— Совершенно верно. Невероятное.

— Видите ли, этот дом продавался, — продолжала Гвенда и, заметив, что доктор Кеннеди не понимает ее, добавила:

— Речь идет о том самом доме, в котором я жила в детстве.

Кеннеди нахмурил брови:

— Хиллсайд? Впрочем, да… я слышал, что виллу переименовали. Раньше она называлась Сент… не помню точно… если мы, конечно, говорим об одном и том же доме. Это тот, что стоит на Лихэмптонской дороге справа, немного не доезжая до города?

— Да.

— В таком случае это он. Странно, как порой забываются названия. Подождите… Вилла называлась Сент-Кэтрин.

— Значит, я действительно жила там?

— Конечно, вы там жили. — Он с улыбкой взглянул на нее. — А что побудило вас опять в нем поселиться? У вас же не могли сохраниться о нем четкие воспоминания?

— Вы правы, но каким-то таинственным образом я сразу же почувствовала себя в нем как дома.

— Почувствовали себя в нем как дома… — повторил доктор.

— Вы понимаете, — начала Гвенда, — я надеялась, что вы обо всем мне расскажете… О моем отце, о Хелен… обо всем…

Кеннеди задумчиво посмотрел на нее.

— Я полагаю, ваши родственники в Новой Зеландии так ничего толком и не узнали. Впрочем, говорить здесь особенно не о чем. Моя сестра Хелен возвращалась из Индии на том же корабле, что и ваш отец. Он был вдовцом с маленькой дочкой. Хелен прониклась к нему сочувствием или влюбилась в него… Ваш отец был одинок, или он тоже влюбился в нее… Сейчас трудно понять, почему и как все случилось. Приехав в Лондон, они поженились, а затем поселились здесь, в Диллмуте, где я в ту пору практиковал. Келвин Халлидей казался симпатичным человеком, правда, немного нервным и уставшим, но, похоже, в ту пору они были счастливы. — Он помолчал и затем продолжил:

— Однако не прошло и года, как Хелен сбежала от него с другим мужчиной. Вы, вероятно, слышали об этом.

— А с кем она сбежала? — спросила Гвенда. Кеннеди бросил на нее острый взгляд.

— Она мне ничего не сказала, — ответил он. — Она не посвящала меня в свои дела. Я заметил — не заметить было нельзя, — что у них с Келвином не все было гладко. Почему — не знаю. Я человек строгого воспитания и сторонник супружеской верности. Хелен никогда бы не стала мне рассказывать, что между ними происходило. Кое-какие слухи до меня, разумеется, доходили. К ним часто приезжали гости из Лондона и из других мест. Я думаю, что это был один из них.

— Они ведь не развелись, не так ли?

— Нет. Хелен не хотела разводиться. Об этом мне сказал Келвин. Вот я и решил — возможно, ошибочно, — что речь шла о женатом человеке. О ком-то, чья жена, возможно, была католичкой.

— А мой отец?

— Он тоже не хотел развода, — резко ответил доктор.

— Расскажите мне о нем, — попросила Гвенда. — Почему он вдруг решил отправить меня в Новую Зеландию?

Кеннеди ответил не сразу.

— Я думаю, ваши родственники оказали на него давление. Увидев, что его второй брак вот-вот распадется, он, вероятно, пришел к выводу, что это наилучший вариант.

— А почему он не отвез меня туда сам?

— Я не знаю… У него было довольно плохо со здоровьем.

— Чем он болел? От чего он умер?

В этот момент дверь открылась, и в кабинет вошла мрачная экономка. Она держала в руках поднос, на котором была тарелка с намазанными маслом ломтиками поджаренного хлеба и розетка с джемом. Доктор Кеннеди попросил Гвенду разлить чай, и когда она, наполнив и раздав чашки, взяла себе кусочек хлеба, произнес с несколько нарочитым весельем:

— Расскажите мне, как теперь выглядит дом. После того как вы перестроили его, я, пожалуй, его и не узнаю.

— Мы пока занимались только ванными комнатами, — ответил Джайлз.

Гвенда посмотрела на доктора.

— От чего умер мой отец?

— Этого я вам сказать не могу, моя дорогая. Как я вам уже говорил, его здоровье порядком расшаталось и он уехал в санаторий где-то на восточном побережье. Там же спустя два года он и умер.

— В какой санаторий?

— К сожалению, я не помню. Помню только, что где-то на восточном побережье.

Он явно чего-то недоговаривал. Джайлз и Гвенда переглянулись.

— Но вы по крайней мере можете нам сказать, где он похоронен? — вступил в разговор Джайлз. — Гвенда непременно хочет побывать у него на могиле, что вполне естественно.

Доктор Кеннеди наклонился к каминному очагу, выскребая перочинным ножом пепел из трубки.

— Знаете, — пробормотал он, — на вашем месте я бы не стал задерживаться на прошлом. Да и вообще, все это поклонение перед умершими ошибочно. Единственно важное — это будущее. Вы оба молоды, полны сил, перед вами открыт весь мир. Так смотрите же вперед. Ехать на могилу того, кого вы почти не знали, и украшать ее цветами незачем.

— И все же я хочу побывать на могиле своего отца, — упрямо сказала Гвенда.

— Боюсь, что я не смогу помочь вам, — вежливо, но холодно произнес доктор. — Это произошло так давно, и память у меня уже не та. Когда ваш отец уехал из Диллмута, я потерял его из вида. Кажется, он как-то раз прислал мне из санатория письмо, по-моему, как я уже и говорил вам, откуда-то с восточного побережья, но я даже в этом не уверен. И я не имею ни малейшего понятия о том, где он похоронен.

— Это как-то странно, — заметил Джайлз.

— Видите ли, нашим связующим звеном была Хелен, которую я всегда нежно любил. Она приходилась мне всего лишь сводной сестрой и была намного моложе меня, но я сделал все, чтобы хорошо воспитать ее. Нельзя отрицать и того, что с самого детства она не отличалась уравновешенностью характера. Будучи еще совсем юной, она попала в неприятную историю с одним недостойным молодым человеком. К счастью, мне удалось положить конец этой авантюре. Затем она надумала уехать в Индию и выйти там замуж за Уолтера Фейна. С ним все было в порядке — приятный молодой человек, сын известного в Диллмуте стряпчего, но, честно говоря, скучный тип. Он давно боготворил ее, но она даже не удостаивала его взглядом. Потом все же передумала и уехала в Индию с намерением выйти за него замуж. Но их отношения так и не наладились, и она прислала мне телеграмму с просьбой выслать ей денег на обратный билет. Что я и сделал. По пути в Англию она познакомилась с Келвином. Они поженились и лишь потом сообщили мне о своем браке. После того как она ушла от Келвина, я больше не встречался с ним. — Он помолчал и неожиданно спросил:

— Вы можете мне сказать, где она сейчас? Мне бы хотелось узнать, как она живет.

— Мы не знаем, — ответила Гвенда. — Мы совсем ничего о ней не знаем.

— Вот как? Прочтя ваше объявление, я решил, что… — Он с интересом взглянул на визитеров. — С какой же целью вы дали такое объявление?

— Мы сами хотели разыскать ее… — начала было Гвенда и умолкла.

— Практически не помня ее? — недоуменно спросил доктор Кеннеди.

— Я думала, что если найду Хелен, она сможет рассказать мне о моем отце, — быстро проговорила Гвенда.

— Да, я понимаю. Мне искренне жаль, что я ничем не могу вам помочь. Моя память оставляет желать лучшего, а это было так давно.

— Но хотя бы в какого рода санаторий уехал майор Халлидей, вы помните? — спросил Джайлз. — Для больных туберкулезом?

Лицо доктора Кеннеди опять словно одеревенело.

— Да… пожалуй, да.

— В таком случае нам удастся напасть на его след, — заявил Джайлз. — Благодарю вас, сэр, за все, что вы нам рассказали.

Джайлз встал, Гвенда последовала его примеру.

— Я вам очень признательна, — в свою очередь поблагодарила она. — Обязательно приезжайте к нам в Хиллсайд.

Выходя из кабинета, она оглянулась и посмотрела на доктора Кеннеди. Стоя у камина, он с озабоченным видом подергивал свои седые усы.

— Он знает что-то, о чем не хочет нам говорить, — сказала Гвенда, садясь в машину. — Что-то здесь не так… О, Джайлз, лучше бы нам всего этого и не начинать.

Они обменялись взглядами, и в сердце каждого из них закрылось одно и то же невысказанное опасение.

— Мисс Марпл была права, — продолжала Гвенда. — Прошлое надо оставить в покое.

— Нас ничто не обязывает идти дальше, — неуверенно поддержал ее Джайлз. — Может быть, нам следует на этом остановиться, дорогая?

Гвенда покачала головой:

— Нет, Джайлз, теперь останавливаться уже нельзя. Иначе мы всю жизнь будем задаваться вопросами и воображать себе невесть что. Нет, нам надо продолжать поиски… Доктор Кеннеди наверняка умолчал о чем-то по доброте душевной, но это меня не устраивает. Нам необходимо выяснить, что произошло в действительности. Даже если… даже если… мой отец… — Она запнулась и замолчала.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus