Агата Кристи  //   Немезида

Глава 12 — Черно-красная клеточка

1

Миссис Сендборн вернулась, когда все садились за обед. Вернулась она с неважными новостями: мисс Темпл все еще не пришла в сознание, и состояние ее продолжает оставаться тяжелым. Сообщив об этом, миссис Сендборн сразу же перешла к практическим вопросам. Для тех, кто решил вернуться в Лондон, она приготовила расписание наиболее удобных поездов, а для сторонников продолжения экскурсии — план поездок на ближайшие пару дней. В этот день после обеда намечены были прогулки по окрестностям — небольшими группами во взятых напрокат автомобилях.

Выходя из столовой, профессор Уонстед обратился к мисс Марпл:

— Настроены отдохнуть сегодня? Если нет, то примерно через час я могу зайти за вами. Здесь есть довольно любопытный храм и, быть может, вам будет интересно…

— Буду очень признательна…

2

Через час профессор Уонстед был у входа в гостиницу уже с машиной.

— Полагаю, что здание заинтересует вас, — сказал он. — И вообще, эта деревушка довольно мила. Почему не осмотреть местные достопримечательности, раз уж выдалась возможность для этого?

— Очень мило с вашей стороны, — сказала мисс Марпл, поднимая глаза на профессора. — Очень мило. Только… вы ведь понимаете… не покажемся ли мы бесчувственными?

— Но, послушайте, как бы ни был ужасен этот несчастный случай, мисс Темпл никогда ведь не была вашим старым, близким другом.

— Что ж, в таком случае могу только повторить, что это очень мило с вашей стороны.

— Уонстед отворил дверцу машины и помог мисс Марпл сесть. «С его стороны действительно мило, — подумала она, — пригласить на прогулку такую старушку. Мог бы найти кого-нибудь помоложе, поинтересней и, наверняка, привлекательней».

Мисс Марпл с любопытством поглядывала на своего спутника, не отрывавшего глаз от дороги.

Только когда дома деревни остались уже позади и они начали по извилистой, полной ухабов дороге подниматься на склон холма, профессор повернулся к мисс Марпл и проговорил:

— Увы, но мы едем не осматривать храм.

— Я это уже поняла. — Не сомневаюсь.

— Можно узнать, куда же мы едем?

— В Карристаун, в больницу.

— Ту, куда отвезли мисс Темпл?

— Да, миссис Сендборн привезла мне письмо от главного врача, а только что я разговаривал с ним по телефону.

— Больной лучше?

— Не сказал бы.

— Понимаю… то есть, надеюсь, не вполне понимаю… — Весьма сомнительно, что ее удастся спасти, хотя делают они все возможное. Однако, может быть, на какое-то короткое время она придет в себя..

— И вы везете туда меня? Почему? Ведь я почти не знаю ее, не была ее подругой, вообще, впервые, увидела во время этой экскурсии.

— Знаю. Везу я вас туда, потому что мисс Темпл во время одного из проблесков сознания хотела вас видеть.

— Так… Хотя не очень понимаю, почему она решила, что… что я могу что-то сделать или в чем-то помочь ей. Как-никак мисс Темпл — женщина выдающаяся, видный специалист в области психологии и педагогики, бывшая директриса школы в Фелоуфилде…

— Вы имеете в виду лучшую женскую школу страны, не так ли?

— Да. Она — великолепный воспитатель. Ее смерть была бы огромной потерей для всех. Особенно в школе, где ее традиции поддерживаются даже после того, как она отошла от руководства… Этот несчастный случай… Но, может быть, вам не хочется сейчас затрагивать эту тему?

— Напротив, я думаю, что лучше всего обсудить это именно сейчас. Огромный камень сорвался со склона горы. Как я слышал, такое случалось и прежде, хотя очень редко. В данном случае, однако, мне рассказали кое-что дополнительно.

— О несчастном случае? Кто?

— Наши юные спутники: Джоанна Кроуфорд и Эмлин Прайс.

— Что же они рассказали?

— У Джоанны осталось впечатление, что наверху кто-то был. Она вместе с Эмлином свернула с проходящей внизу широкой тропы и, начав подниматься вверх по извилистой тропинке, после одного из поворотов отчетливо увидела, как кто-то пытается сдвинуть с места большой обломок скалы. Фигура четко выделялась на фоне неба. Камень сдвинулся с места и, набирая скорость, покатился по склону, Мисс Темпл в этот момент как раз проходила по нижней тропе, и камень ударил ее.

— Тот, кого видела Джоанна, был мужчиной или женщиной?

— К сожалению, этого она сказать не может. Она различила только брюки и яркий, в красно-черную клеточку пуловер. Видела она этого человека какую-то секунду. Скорее все-таки мужчина, но никакой уверенности в этом у нее нет.

— И Джоанна, а, может быть, и вы думаете, что кто-то умышленно покушался на жизнь мисс Темпл?

— Чем больше мы думали об этом, тем больше приходили к выводу, что это именно так. Эмлин придерживается того же мнения.

— И вы понятия не имеете о том, кто бы это мог быть?

— Ни малейшего. Это мог быть кто-то из наших спутников, отправившихся в тот день на прогулку. Мог быть и кто-то неизвестный, знавший об экскурсии и выбравший подходящее место, чтобы покончить с одним из ее участников. Могло это быть и хулиганской выходкой какого-нибудь хиппи. Только вернее всего это был враг мисс Темпл.

— «Таинственный враг» звучит не правдоподобно, — заметила мисс Марпл.

— Несомненно. Кому могло понадобиться убивать всеми уважаемую, уже ушедшую на пенсию директрису школы? Хотелось бы это знать. Возможно, хоть я в это не очень верю, что мисс Темпл сможет ответить нам на этот вопрос. Быть может, она увидела и узнала фигуру, появившуюся наверху, или ей известно о ком-то, питавшем к ней ненависть.

— В это я не очень верю.

— Я тоже, — сказал Уонстед. — Мисс Темпл трудно представить в качестве жертвы покушения, хотя, если подумать лучше, ее знало и, если можно так выразиться, через ее руки прошло множество людей.

— Вы имеете в виду всех этих учившихся у нее девочек?

— Да, конечно. Этих девочек и их семьи. Директору школы случается о многом знать. О любовных приключениях, например, — таких, о которых не знают и родители. Подобное бывает нередко, очень нередко. Особенно в последние годы. Вообще девочки взрослеют сейчас быстрее. Физически, я имею в виду. Если же копнуть поглубже, то они остаются детьми едва ли не дольше, чем в наше время. Растрепанные волосы, мини-юбки, шорты, размалеванные рубашки — все это дань детству. Они не хотят становиться взрослыми, не хотят принимать на себя связанную с этим ответственность. И одновременно, как и все дети, они хотят, чтобы к ним относились, как к взрослым, чтобы им разрешалось все, что, по их мнению, разрешается взрослым. Иногда это приводит к трагедиям.

— Вы имеете в виду какой-то конкретный случай?

— Нет, строго говоря, нет. Просто подумала… ну, скажем, увидела тут определенную возможность. Не могу поверить, что у Элизабет Темпл мог быть личный враг. Враг, готовый на все и искавший случая покончить с нею. И вот мне пришло в голову… догадываетесь, что?

— Определенная возможность? Мне кажется, я догадываюсь, на что вы намекаете. Вы считаете, что мисс Темпл могла знать о чем-то, что, раскрывшись, могло бы стать для кого-то неприятным и даже опасным.

— Именно так.

— В этом случае, — сказала мисс Марпл, — среди участников экскурсии должен быть кто-то, хотя бы косвенно связанный с мисс Темпл, но оставшийся не узнанным ею. Только следует ли ограничиваться кругом наших спутников? Вы говорили о пуловере… если не ошибаюсь в черно-красную клетку?

— Да, говорил… — Профессор с любопытством посмотрел на мисс Марпл. — О чем вы подумали?

— О том, что это очень приметная вещь, — ответила мисс Марпл. — Бросающаяся в глаза. Настолько, что Джоанна запомнила ее.

— Верно. И что же?

— Когда мы стараемся описать человека, которого видели только издали, мы в первую очередь упоминаем его одежду. Мы говорим, например: на нем был малиновый берет, лиловый плащ, кожаная куртка или, скажем, пуловер в черно-красную клетку. Такие вещи бьют в глаза и запоминаются. И если теперь этот человек избавится от своего экстравагантного наряда — поехав в город, сунет его в мусорный ящик, или отошлет по почте куда-нибудь за тридевять земель, или просто сожжет, — то в непритязательной, скромной одежде он не привлечет ничьего внимания, не вызовет ни у кого подозрений. Этот красно-черный пуловер был надет с умыслом. Его должны были запомнить, хотя на этом человеке мы уже никогда больше его не увидим.

— Весьма разумная мысль, — кивнул профессор и, немного помолчав, добавил:

— Фелоуфилд совсем недалеко отсюда — каких-нибудь пятнадцать миль. Элизабет Темпл должна хорошо знать эти места и их обитателей.

— Правильно. Таким образом, круг возможностей все больше расширяется, — задумчиво проговорила мисс Марпл. — Думаю, что вы окажетесь правы и покушавшийся, действительно, был мужчиной. Если обломок скалы был сброшен умышленно, то направление при этом было рассчитано с большой точностью. Это больше подходит мужчине, чем женщине. С другой стороны, вполне возможно, что одна из бывших учениц мисс Темпл, сама оставшись неузнанной, участвует в экскурсии или просто встретила прежнюю учительницу на улице. Ей-то узнать мисс Темпл не представляло труда — в шестьдесят лет внешность остается почти той же, что и в пятьдесят. Предположим, она была убеждена, что мисс Темпл знает о чем-то, что может оказаться смертельно опасным для этого лица. — Мисс Марпл вздохнула. — Эти места мне совершенно незнакомы. А Вам?

— Мне тоже. Никогда не был здесь. Если я вообще хоть что-то знаю о событиях, разыгрывавшихся в этих местах, то обязан этим вам. Не познакомься мы, я был бы еще беспомощнее, чем сейчас… А ведь, собственно говоря, и вы сами не знаете, что тут ищете, хотя были намеренно сюда присланы. Мистер Рейфил специально устроил так, чтобы мы встретились. Более того, он заранее позаботился о том, чтобы вы провели тут пару дней у его старых знакомых, с какой целью?

— Чтобы стали известны некоторые факты, которые мне следует знать, — ответила мисс Mapпл.

— Факты, связанные с совершенным много лет назад убийством? — с сомнением в голосе спросил профессор. — Преступление из тех, которые совершались уже бесчисленное множество раз. Практически всегда сериями. Где-нибудь находили изнасилованную и убитую девушку. Потом где-то в тех же местах другую. Потом, случалось, и третью. Способ убийства всегда один и тот же… Здесь, в Джоселин Сент-Мэри почти одновременно исчезли две девушки. Одна из них — та, о которой мы говорили. Ее труп был найден через полгода — далеко отсюда — и последний раз ее видели в обществе Майкла Рейфила…

— А кем была другая?

— Звали ее Нора Броуд. Она отнюдь не была невинной девицей, у которой не водилось бы сомнительных дружков. Скорее, их было больше, чем следует. Труп ее так и не был найден. Такое случается… Известны случаи, когда останки находили только через двадцать лет. — Профессор притормозил машину. — Вот мы и приехали. Это Карристаун, а вот и больница.

Мисс Марпл вошла в ворота вместе с профессором, которого, судя по всему, уже ждали. К ним подошла женщина.

— Профессор Уонстед, не так ли? — сказала она. — И с вами… э-э…

— Мисс Марпл, — представил Уонстед. — Я разговаривал по телефону с сестрой Баркер.

— О, да. Сестра Баркер говорила мне.

— Как чувствует себя мисс Темпл?

— Пока состояние без изменений. К сожалению, на улучшение трудно рассчитывать. Идемте, я проведу вас к сестре Баркер.

Сестра Баркер оказалась высокой, худощавой женщиной с решительным голосом и темно-серыми глазами, оценивающе смотревшими на собеседника.

— Не знаю, как вы решили… — начал Уонстед.

— Лучше всего, если я сразу ознакомлю мисс Марпл с ситуацией. Прежде всего, должна сказать, что наша больная, мисс Темпл, и сейчас большую часть времени лежит без сознания и только изредка приходит в себя. В эти моменты она, судя по всему, узнает окружающих и способна произнести несколько слов. Сделать тут ничего нельзя — нужно просто запастись терпением. Профессор Уонстед, видимо, сказал вам, что в один из моментов просветления больная отчетливо произнесла ваше имя: «Мисс Джейн Марпл» и добавила: «Хочу говорить с нею. Мисс Джейн Марпл». После этого она снова потеряла сознание. Врач счел необходимым связаться с остальными участниками экскурсии. Когда профессор Уонстед услышал обо всем, он пообещал, что привезет вас. К сожалению, мы можем только попросить вас посидеть в комнате мисс Темпл, приготовившись к тому, чтобы ловить каждое слово, которое скажет, если придет в сознание, больная. Прогноз, увы, неутешительный. Скажу вам честно, что, по мнению врача, ее состояние катастрофически ухудшается и возможно, что она умрет, так и не приходя больше в сознание. Помочь ей мы ничем не можем. Важно, чтобы кто-то услышал ее слова, но было бы нежелательно, чтобы, придя в сознание, она увидела вокруг себя слишком много людей. Мы хотели бы, чтобы вы, мисс Марпл, посидели у постели больной, а сиделка на случай необходимости и полицейский, обязанный записывать все, что скажет мисс Темпл, будут спрятаны, невидимые для нее, за ширмой. Если рядом с собой она увидит только одного человека — к тому же того, кого она ждала — она не испугается, не забудет то, что хотела вам сообщить. Надеюсь, вы не находите нашу просьбу слишком обременительной?

— Ну, что вы, — успокоила ее мисс Марпл. — Охотно сделаю все, что смогу. Блокнот и ручка при мне, но вряд ли стоит отвлекать ими внимание больной. Память у меня хорошая, так что я запомню все, что она скажет, даже прошепчет. Конечно, слух у меня уже не тог, что в молодости, но я ведь буду сидеть совсем рядом с нею. И не беспокойтесь — мне в жизни за больными немало пришлось ухаживать.

Сестра Баркер снова окинула мисс Марпл взглядом и удовлетворенно кивнула.

— Рада слышать. Господина профессора мы попросим подождать здесь. Пойдемте, мисс Марпл.

Мисс Марпл прошла вслед за сестрой Баркер в палату. Там царил полумрак — шторы были едва приподняты. Элизабет Темпл лежала неподвижно, дыхание ее было еле слышным и прерывистым. Сестра Баркер наклонилась к ней, а потом, кивком указав мисс Марпл на стоящий рядом с постелью стул, направилась к выходу. Из-за стоящей в углу ширмы к ней подошел молодой человек с блокнотом в руке.

— Не забывайте, что говорил главный врач, мистер Рекит, — предупредила его сестра Баркер.

В комнате было тепло и мисс Марпл сняла жакет. «Какая красивая у нее форма головы, — думала она, задумчиво глядя на больную. — Как хорошо лежат зачесанные назад седые волосы. Привлекательная внешность, решительный характер. Жаль ее. Мир много потеряет со смертью Элизабет Темпл».

Пододвинув стул еще на дюйм ближе к постели, мисс Марпл терпеливо ждала. Сколько придется ждать и дождется ли она вообще чего-нибудь, она не знала. Время шло. Десять минут, двадцать, полчаса… Внезапно, совершенно неожиданно она услышала негромкий, глуховатый, совсем непохожий на прежний, но отчетливый голос:

— Мисс Марпл…

Элизабет Темпл открыла глаза. Разумный, вполне сознательный взгляд остановился на мисс Марпл. Больная спокойно, без всякого удивления пытливо вглядывалась в лицо сидевшей рядом с постелью женщины. Потом она снова проговорила:

— Мисс Марпл… Джейн Марпл, не так ли?

— Да, это я, Джейн Марпл.

— Генри часто рассказывал о вас.

— Генри?

— Генри Клитеринг, мой старый друг.

— Он и мой друг, — сказала мисс Марпл, вспоминая о многих годах их знакомства, о том, сколько раз обращался он к ней, Джейн Марпл, за помощью и сколько раз она пользовалась поддержкой сэра Генри. Да, это был старый, добрый друг.

— Я увидела имя в списке. Подумала, что это вы и есть. Вы могли бы помочь. Да, Генри тоже сказал бы так… Вы могли бы помочь. Выяснить. Это важно. Очень важно, хотя… сейчас уже… это было очень давно… много лет. — Губы шевелились уже почти беззвучно, глаза снова закрылись.

Сиделка, подойдя к постели, поднесла стакан к губам больной. Мисс Темпл отпила глоток и чуть заметным движением бровей показала, что ей достаточно. Сиделка поставила стакан и вернулась на место.

— Если я смогу чем-то помочь, то помогу, — не задавая никаких вопросов, сказала мисс Марпл.

— Хорошо, — проговорила больная и через несколько мгновений повторила:

— Хорошо.

Пару минут она лежала с закрытыми глазами, быть может, уснув или потеряв сознание. Затем она внезапно снова пришла в себя.

— Которая из них… которая из них это была? — прошептала она. — Это надо выяснить. Вы знаете, о чем я говорю?

— Думаю, что да. О девушке, которая погибла… ее звали Нора Броуд?

Элизабет нахмурилась.

— Нет, нет, нет! Другая девушка!.. Верити Хант! Пауза. Потом больная заговорила снова.

— Джейн Марпл… Вы постарели… стали намного старше, чем по рассказам Генри. Вы постарели, но вы все-таки сумеете узнать правду?

Голос ее стал чуть резче и настойчивее.

— Сумеете? Сделаете это? Скажите, что да. У меня осталось мало времени, я знаю. Хорошо знаю. Одна из них, но которая? Узнайте это. Генри говорил, что вы способны на это. Это может оказаться опасным… но вы сделаете это?

— С божьей помощью сделаю, — сказала мисс Марпл. — Это и было моим заданием.

— Ой…

Элизабет закрыла глаза, но через мгновение снова широко их открыла и попыталась улыбнуться.

— Сверху скатился большой камень. Прямо на меня.

— Кто столкнул его?

— Не знаю, не это важно… только… Верити. Откройте… истину. Истина… это и означает имя… Верити. — Устало, едва слышно она прошептала:

— Прощайте. Сделайте все, что сможете…

Черты лица больной расслабились, глаза закрылись. Сиделка снова быстро подошла к ней и, пощупав пульс, глазами показала мисс Марпл на дверь. Они вместе вышли в коридор.

— Для нее это было огромным усилием, — сказала сиделка. — Теперь она нескоро придет в себя, если вообще придет. Надеюсь, вам удалось хоть что-то узнать.

— Не сказала бы, но как знать… — ответила мисс Марпл.

— Узнали что-нибудь? — спросил и профессор Уонстед, когда они садились в машину.

— Имя. Верити. Это имя той девушки?

— Да. Верити Хант.

Элизабет Темпл скончалась через полтора часа, больше не приходя в сознание.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus