Агата Кристи  //   В 16.50 от Паддингтона

Глава 18

Мальчики провели Креддока через черный ход. По-видимому, это был их обычный способ проникать в дом. В кухне было светло и уютно. Люси, в большом белом переднике, раскатывала тесто. Брайен Истли, прислонившись к посудному шкафу, с собачьей преданностью внимательно следил за каждым ее движением и время от времени потягивал свой пышный светлый ус.

— Привет, пап, — ласково бросил ему Александр. — Ты опять здесь?

— Мне тут нравится, — ответил Брайен, — и мисс Айлсбэрроу не имеет ничего против.

— Конечно нет. Добрый вечер, инспектор Креддок!

— Не иначе, как пришли обыскивать кухню, — сказал Брайен.

— Не совсем так. Скажите, мистер Седрик Крэкенторп еще здесь?

— Да. Он вам нужен?

— Я хотел бы поговорить с ним.

— Пойду гляну, дома ли он, — предложил Брайен, отлепившись от шкафа. — Может, отправился в пивную.

— Вот спасибо, — поблагодарила Люси. — Я бы сама сходила, но у меня руки в муке.

— А что вы хотите испечь? — с живейшим интересом спросил Стоддарт-Уэст.

— Пирог с персиками.

— Кхла-а-а-сно! — воскликнул Стоддарт-Уэст, не забыв изобразить австралийский акцент.

— Ужин скоро, да? — спросил Александр.

— Нет.

— Ну вот! А я жутко проголодался.

— В кладовой остался кусок имбирной коврижки.

Мальчики ринулись к дверям, едва не сбив друг друга с ног.

— Аппетит как у саранчи! — пошутила Люси.

— Примите мои поздравления, — сухо сказал Креддок.

— С чем, простите?

— С успехом вашей затеи.

— Какой затеи?

Креддок показал кодаковский пакет, в котором лежал конверт.

— Отличная работа, — добавил он.

— О чем вы говорите?

— Вот об этом, дорогая леди, об этом! — Инспектор вытащил наружу уголок конверта.

Люси, ничего не понимая, наблюдала за манипуляциями инспектора.

И тут у Креддока вдруг легонько закружилась голова.

— Разве не вы смастерили это вещественное доказательство? А потом засунули в бак, в котельной.., специально, чтобы мальчишки нашли… Отвечайте! Быстро!

— Я что-то никак не пойму, что вы имеете в виду. Вы хотите сказать, что…

Увидев на пороге вернувшегося Брайена, Креддок поспешно сунул пакет в карман.

— Седрик в библиотеке, — сообщил Брайен. — Он вас ждет.

Он снова притулился спиной к шкафу, а инспектор направился в библиотеку.

Седрик Крэкенторп, казалось, был искренне рад видеть инспектора.

— Все еще продолжаете поиски? — спросил он. — Есть какие-то успехи?

— Вроде бы немного продвинулись вперед, мистер Крэкенторп.

— Удалось выяснить, чей это труп?

— Пока нет, но имеется довольно убедительное предположение.

— Уже неплохо!

— Последние полученные нами данные требуют уточнений, и у нас возникли еще кое-какие вопросы. Начну с вас, мистер Крэкенторп, раз уж вы здесь.

— Ну я тут задерживаться не стану. Денька через два возвращаюсь на Ивицу.

— Значит, я успел вовремя.

— Поехали!

— Где вы находились и что делали в пятницу двадцатого декабря. Если можно, расскажите поподробнее.

Седрик бросил в его сторону быстрый взгляд, но тут же зевнул, откинулся назад и, приняв беззаботный вид, стал старательно вспоминать.

— Я вам уже говорил, что был дома, на Ивице. Вся сложность состоит в том, что у меня один день так похож на другой… По утрам пишу, с трех до пяти сиеста. Если свет подходящий, можно сделать вылазку на этюды. Потом аперитив в кафе на площади, иногда с мэром, иногда с доктором. После иду перекусить.., что-нибудь незатейливое. Большая часть вечера — в баре «У Скотти», в компании с приятелями, между прочим, они из простых.

— Меня больше бы устроила правда, мистер Крэкенторп.

Седрик сел прямо.

— Это оскорбительное замечание, инспектор.

— Вы так полагаете? Мистер Крэкенторп, вы сказали, что покинули Ивицу двадцать первого декабря и в тот же день прибыли в Англию.

— Да, именно так. Эмма! Привет, Эм!

Эмма Крэкенторп вошла в библиотеку из смежной с ней малой гостиной. Она остановилась, недоумевающе глядя то на брата, то на инспектора.

— Послушай, Эм! Я приехал сюда в субботу за неделю до Рождества. Верно? Приехал прямо с аэродрома. Так?

— Да, — удивленно ответила Эмма. — Ты явился почти к ленчу.

— Ну вот, видите? — торжествующе сказал Седрик, повернувшись к инспектору.

— Я смотрю, вы считаете нас полными болванами, мистер Крэкенторп, — с ласковой укоризной заметил Креддок. — Ваши слова нетрудно проверить… Достаточно взглянуть в ваш паспорт… — Инспектор выжидающе умолк.

— Кстати, никак не могу его отыскать! — воскликнул Седрик. — Все утро проискал. Хотел послать его в «Бюро Кука»[«Бюро Кука» — известное туристическое агентство, имеющее отделения во многих странах мира. Названо по имени основателя. ].

— Думаю, вы все-таки не очень старались, мистер Крэкенторп. Впрочем, мне ваш паспорт уже не нужен. В записях пограничных служб зафиксировано, что вы прибыли в Англию вечером девятнадцатого декабря. Может быть, теперь сообщите мне, что делали вы с вечера девятнадцатого и до того момента, как приехали в имение, то есть примерно до ленча двадцать первого декабря.

Седрик разом помрачнел.

— Ну и жизнь пошла! — возмущенно воскликнул он. — Сплошные анкеты и прочие бюрократические фокусы! Человек, в конце концов, волен пойти, куда ему заблагорассудится, и делать, что ему нравится… Так нет! Кто-нибудь обязательно начнет приставать с вопросами! Собственно говоря, почему столько шума из-за двадцатого числа? Что в нем такого особенного?

— По нашим предположениям, именно в этот день произошло убийство той женщины. Вы, конечно, можете отказаться отвечать, но…

— Кто сказал, что я отказываюсь? Дайте хоть собраться с мыслями. Между прочим, во время дознания вы и словом не обмолвились о предполагаемой дате. Значит, с тех пор появились какие-то новые сведения?

Креддок промолчал.

Седрик искоса посмотрел на сестру и предложил:

— Как вам, если мы продолжим беседу в другой комнате?

— Я ухожу, — сразу заторопилась Эмма и пошла к двери, но на пороге обернулась:

— Знаешь, Седрик, это серьезно, — сказала она. — Если ту женщину убили двадцатого, тебе следует отчитаться перед инспектором буквально за каждую минуту. — Она снова ушла в соседнюю гостиную и плотно закрыла за собой дверь.

— Сестра у меня молодчина! — восхищенно произнес Седрик. — Ну что же, начнем отчет! Да, я действительно уехал с Ивицы девятнадцатого. Собирался задержаться на денек-другой в Париже, повидать старых друзей на той стороне Канала[…на той стороне Канала. — Имеется в виду Ла-Манш. ]. Но случилось так, что моей соседкой в самолете оказалась очень привлекательная барышня… Просто огонь! Короче говоря, мы сошли с самолета вместе. Вообще-то она летела в Штаты, но ей нужно было уладить в Лондоне какие-то дела. Итак, мы прибыли девятнадцатого. Остановились в «Кингсуэй Палас», уточняю на тот случай, если ваши шпики этого еще не обнаружили. Я назвался Джоном Брауном.., в подобных ситуациях едва ли кто регистрируется под своим именем.

— А что делали двадцатого?

Седрик гадливо поморщился.

— Все утро промаялся с похмелья.

— Ну а днем что? С трех часов и дальше?

— Дайте вспомнить… Пошел прошвырнуться.., сами понимаете, не сказать, что до конца очухался.., зашел в Национальную галерею — порыв вполне благородный, верно? Посмотрел кинофильм «Ровенна и ее ранчо». Мне с детства нравились вестерны. Этот был просто потрясающий… Потом пропустил в баре пару стаканчиков, вернулся в гостиницу и немного поспал, а около десяти мы с моей подружкой отправились по разным злачным местам. Сейчас даже названий не припомню… Вроде бы какое-то называлось «Лягушка-поскакушка». Моя попутчица, надо сказать, знала эти места намного лучше меня. Если честно, я тогда здорово набрался и вспомнить могу только уже следующее утро… Было еще противней, чем накануне, голова просто раскалывалась… Девица упорхнула на самолет, а я сунул голову под холодную воду, раздобыл в аптеке какое-то дьявольское снадобье и отправился в Резерфорд-Холл, сделав вид, будто только что из Хитроу, не хотел огорчать Эмму. Вы же знаете, как женщины обижаются, если не сразу приезжаешь домой. Мне пришлось занять у нее денег, чтобы расплатиться с таксистом. У меня не было ни пенни… А у отца и просить не стоило. Этот старый скряга ни за что не раскошелится. Скопидом паршивый! Ну как, инспектор, вы удовлетворены?

— А кто-нибудь может хоть что-то из этого подтвердить, мистер Крэкенторп? Хотя бы в промежутке от трех до семи часов вечера?

— Думаю, маловероятно, — беззаботно ответил Седрик. — В Национальной галерее служители смотрят мимо вас невидящими глазами, а в кинотеатре — толпа людей, там вообще никто никого не замечает… Нет, по-моему, это невозможно.

Неожиданно снова вошла Эмма, держа в руках маленький еженедельник.

— Если я правильно поняла, инспектор Креддок, вас интересует, что каждый из нас делал двадцатого декабря?

— Э-э.., в общем, да, мисс Крэкенторп.

— Я только что просмотрела свои записи. С утра я была в Брэкхемптоне на собрании в Фонде восстановления церкви. Оно закончилось приблизительно без четверти час. Потом мы с леди Эдингтон и мисс Бартлет, они тоже члены комитета этого Фонда, отправились в кафе «Кадена». После ленча отправилась покупать рождественские подарки, ну и кое-что к праздничному столу. Заходила в фирменные магазины Гринфордса, Лайама, Свифта, ну и в некоторые менее солидные. Без четверти пять выпила чашку чаю в кафе-кондитерской «Трилистник», а потом отправилась на станцию встречать Брайена, который должен был приехать поездом. Домой мы с ним попали около шести. Отец был в ужасном настроении… Уходя, я оставила для него ленч, а миссис Харт должна была напоить его днем чаем. Но почему-то не явилась. Отец, конечно, жутко рассердился… Даже заперся в своей комнате и не желал со мной разговаривать. Ему не нравится, когда я ухожу на целый день. А я иногда специально это делаю…

— Наверное, так и нужно. Весьма вам благодарен, мисс Крэкенторп.

Инспектор, разумеется, не мог сказать ей, что, поскольку она никак не сойдет за мужчину, тем более высокого (при ее среднем для женщины росте), ее добросовестный отчет полиции совершенно ни к чему.

— Как я понимаю, другие ваши братья приехали позднее? — спросил он, переводя разговор на более интересные для него объекты.

— Альфред приехал в субботу вечером. Он говорил, что пытался дозвониться по телефону, но меня не было дома, а отец, когда он не в настроении, попросту не берет трубку. Харольд приехал совсем накануне Рождества, в сочельник.

— Огромное вам спасибо, мисс Крэкенторп.

— Очевидно, я не должна спрашивать… — Она немного помялась. — Но.., видимо, вы что-то узнали еще, раз снова эти расспросы…

Креддок вынул из кармана пакет и кончиками пальцев извлек из него конверт.

— Только не трогайте, пожалуйста, руками… — попросил он. — Скажите, вам эта вещь знакома?

— Но… — Эмма растерянно смотрела на конверт, — но это мой почерк. Письмо, которое я написала Мартине.

— Я так и предполагал.

— Как оно к вам попало? Что с ней? Вы ее нашли?

— Возможно… Этот пустой конверт был обнаружен здесь.

— В доме?

— Неподалеку от него.

— Значит.., она все-таки приезжала! Она… Вы хотите сказать, что в саркофаге была… Мартина?

— Весьма вероятно, мисс Крэкенторп, — сказал Креддок.

Это показалось инспектору еще более вероятным, когда, вернувшись в Лондон, он прочитал дожидавшееся его сообщение от Армана Дессана:

«Одна из девушек кордебалета получила открытку от Анны Стравинской. Похоже, история с круизом оказалась правдой! Анна уже на Ямайке и, как у вас любят выражаться, прекрасно проводит время!»

— Нет, правда, — Александр с мечтательным видом откусил очередной кусок от шоколадного батончика, — день сегодня был потрясный. Чтобы так повезло — найти самую настоящую улику! — Голос его дрожал от восторга. — В общем все каникулы были потрясными, — с блаженной улыбкой продолжал Александр. — Такое, наверное, никогда уже не повторится.

— Надеюсь, что со мной уж точно больше ничего подобного не повторится, — сказала Люси, которая, стоя на коленях, укладывала в чемодан вещички Александра. — Неужели ты хочешь забрать с собой все эти книжки?

— Все, кроме тех двух, верхних. Их я уже прочитал, футбольный мяч, бутсы и резиновые сапоги можно уложить отдельно.

— Ох мальчики, сколько же вы таскаете с собой громоздких вещей!

— Нестрашно. За нами пришлют «роллс». У них такой «ролле», просто убиться! А еще у них есть «мерседес» последней модели.

— Богатые, наверное.

— А то! Здоровско, да? Только все равно мне неохота отсюда уезжать. Вдруг без нас еще какой-нибудь труп обнаружат…

— О, вот этого нам не надо!

— А что, в книгах так часто бывает. Убивают тех, кто что-то видел или слышал. Вас, так запросто могут, — тоном знатока добавил он, разворачивая второй батончик.

— Ну спасибо!

— Я-то не хочу, чтобы вас убили, — заверил ее Александр. — Вы мне нравитесь. И Стоддерсу тоже. А как готовите — просто пальчики оближешь! Никто больше так не умеет! И соображаете как надо.

Совершенно очевидно, что это последнее заявление означало высочайшую похвалу. Люси сумела ее оценить.

— Спасибо! Только мне что-то не хочется, чтобы меня убили — даже ради твоего удовольствия.

— Тогда — будьте начеку, — посоветовал Александр. Он откусил кусок теперь уже от третьего батончика и как бы между прочим заметил:

— Если у вас тут будет иногда появляться мой папа, вы за ним присматривайте, ладно?

— Хорошо, — пробормотала несколько оторопевшая Люси.

— Понимаете, — доверительным тоном продолжал Александр, — лондонская жизнь — не для него. А женщины ему встречаются какие-то.., ну неподходящие. — Он озабоченно покачал головой, — Я его очень люблю! — продолжал Александр, — но нужно, чтобы кто-нибудь за ним присматривал. Он плывет по течению, и его все время прибивает не к тем людям. А мама так рано умерла… Несправедливо это. Остались мы вдвоем… Брайену нужна нормальная семейная жизнь.

Он выразительно посмотрел на Люси и потянулся за новым батончиком.

— Это уже четвертый, Александр, — мягко напомнила Люси. — Тебе же будет плохо.

— Это вряд ли. Я как-то съел целых шесть — и ничего. Я выносливый.

Немного помолчав, он сказал:

— Знаете, вы Брайену нравитесь.

— Приятно слышать.

— Конечно, иногда он по-дурацки себя ведет, — заявил любящий сынок, — но летчиком он был классным… Летчиком-истребителем. Он у меня ужасно храбрый и ужасно добрый.

Александр опять немного помолчал. Затем, переведя взгляд на потолок, смущенно добавил:

— Знаете, ему бы надо опять жениться… Только, конечно, на какой-нибудь подходящей женщине… Я.., я не против.., ну мачехи.., ладно уж, я не стал бы возражать.., если, конечно, она нормальная, не какая-нибудь вредина.., в общем, подходящая…

И тут до Люси вдруг дошло, что Александр завел этот разговор совсем неспроста.

— Все эти сказки про мачех, — продолжал Александр, по-прежнему упорно обращаясь к потолку, — давно уже устарели. У многих наших со Стоддерсом одноклассников есть мачехи.., а до этого был развод и все такое.., и они неплохо ладят. Правда, это смотря какая мачеха. Иногда, конечно, могут случаться накладки.., если они все разом вдруг приедут тебя забирать.., или, наоборот, навещать в День спорта.., я хочу сказать, если мать снова выйдет замуж, а отец женится на другой, и обе пары родителей заявятся вместе. Хотя в этом может быть свой плюс, если тебе срочно нужны деньги. — Александр сделал передышку, пытаясь осмыслить проблемы современной семейной жизни. — Конечно, — рассудил он, — лучше всего жить в своем родном доме и с родными родителями.., но раз уж мама умерла… В общем, вы понимаете, что я имею в виду, да? Главное, чтобы она была подходящим человеком, — в третий раз повторил Александр.

Люси была растрогана.

— Ты, по-моему, рассуждаешь очень здраво, Александр, — сказала она. — Мы как-нибудь постараемся найти твоему отцу хорошую жену.

— Д-а-а, — неохотно сказал Александр и с чисто детской бесцеремонностью добавил: — Я ведь что говорю… Вы очень нравитесь Брайену. Он сам мне говорил…

«Ну и ну, — подумала Люси, — в последнее время что-то все норовят меня сосватать! Сначала мисс Марпл, а теперь Александр!»

И тут ей почему-то вспомнилась полуразрушенная стена свинарника.

Она поднялась с колен.

— Спокойной ночи, Александр! Утром тебе надо будет уложить только пижаму, расческу и зубную щетку. Спокойной ночи!

— Спокойной ночи, — сказал Александр. Он улегся, положил голову на подушку, закрыл глаза и, мгновенно сделавшись похожим на спящего ангела, в ту же секунду уснул на самом деле.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus