Агата Кристи  //   Немезида

Глава 19 — Мисс Марпл размышляет

После обеда мисс Марпл уселась на террасе, чтобы выпить кофе. Она допивала уже вторую чашку, когда высокая, худощавая женщина, быстро поднявшись по лестнице, заговорила с ней прерывающимся от одышки голосом. Это была Антея Бредбери-Скотт.

— Ах, мисс Марпл, мы только что узнали, что вы решили все-таки не уезжать с экскурсией! А нам и в голову не приходило, что вы останетесь. Сестры просили меня передать вам, что мы будем от всей души рады, если вы снова вернетесь к нам в Олд Хауз. Наверняка у нас вам будет удобнее, чем в гостинице, где у человека минуты спокойной не бывает. Мы будем очень-очень рады вам.

— Большое спасибо, — благодарно ответила мисс Марпл, — право, я не знаю… ведь речь поначалу шла только о двух днях… Если бы не этот трагический несчастный случай, я, конечно, уехала бы вместе со всеми… но я серьезно чувствую, что не выдержала бы… мне просто необходим хотя бы… хотя бы день отдыха…

— Но ведь как раз об этом я и говорю! У нас вы отдохнете гораздо лучше. Можете не сомневаться.

— О, в этом я ничуть не сомневаюсь, — сказала мисс Марпл. — Я получила столько удовольствия от вашего чудесного дома! Так приятно видеть вокруг себя красивые вещи, старинную мебель, хрусталь, фарфор! Разумеется, с гостиницей тут не может быть никакого сравнения!

— Тогда решено! Пойдемте, я соберу ваши вещи.

— О, спасибо, с этим я сама справляюсь.

— Но я могу вам помочь?

— Ну, конечно, я буду только благодарна.

Оки вернулись в гостиничный номер, и Антея, молниеносно собрав вещи мисс Марпл, наскоро втиснула их в чемодан. Мисс Марпл терзаясь в душе, старалась выглядеть довольной. В ее привычках было всегда укладывать все вещи как можно аккуратнее. «Похоже, — думала она про себя, — что эта женщина неспособна хоть что-то делать как следует».

Носильщик отнес чемодан в Олд Хауз. Мисс Марпл, смущенно пролепетав слова благодарности, уселась вместе с сестрами в гостиной.

«Три сестры! — думала она. — Снова я вернулась к ним!». Опустив веки и тяжело дыша, мисс Марпл сидела несколько минут с видом совершенно измученного человека — проделанный быстрым шагом путь и впрямь ее измучил… Однако одновременно она пыталась как можно точнее разобраться в том ощущении, которое охватило ее, когда она снова вошла в этот дом. Было ли в нем что-то зловещее? Пожалуй, нет. Скорее, тоскливое. Ощущение глубокой тоски вокруг. Почти пугающей тоски…

Мисс Марпл открыла глаза и бросила внимательный взгляд на сидевших в комнате женщин… Миссис Глинн только что внесла из кухни чай. Она такая же, как всегда, — подумал мисс Марпл, — спокойная, сдержанная в проявлении чувств. Быть может, даже слишком… Или это просто трудная, полная испытаний жизнь приучила ее никому не раскрывать душу?

Теперь взгляд мисс Марпл остановился на Клотильде. Она и сейчас похожа на Клитемнестру, — подумала мисс Марпл. — Только, разумеется, она не убивала мужа, потому что у нее его никогда не было, и не очень верится, чтобы она убила девушку, которую — тут согласны все — она так любила. Да, любила — в этом мисс Марпл была убеждена. Она видела, как слезы начали катиться по щекам Клотильды, когда разговор коснулся смерти Верити.

Ну, а Антея? Антея отнесла ту посылку на почту. Антея… нет, Антею она еще не вполне поняла. Взбалмошна? Даже слишком, для ее возраста. Взгляд то и дело начинает блуждать, словно она видит что-то, никому не зримое, за спиной собеседника. Ее мучит страх. Но перед чем? Боится сойти с ума? Попасть в психиатрическую больницу и провести там остаток жизни? Боится своих сестер? А, может быть, сестры боятся того, что может совершить, или того, о чем может рассказать Антея?

Что-то носилось все-таки здесь в воздухе.

Медленно прихлебывая чай, мисс Марпл размышляла теперь о том, что делают мисс Кук и мисс Барроу. Поехали осматривать ту церковь или все это было пустой болтовней? Странно. Достаточно странно было уже то, что они приезжали в Сент-Мэри Мид, но в автобусе упорно отрицали, что хоть когда-нибудь встречались с нею, мисс Марпл. Сплошные вопросы.

Миссис Глинн убрала посуду, Антея вышла в сад, и мисс Марпл осталась наедине с Клотильдой.

Вы, кажется, знакомы с каноником Бребазоном? — заговорила мисс Марпл.

Конечно. Он был вчера здесь на богослужении, — ответила Клотитьда. — А вы тоже знакомы с ним?

До вчерашнего дня не была, но он специально заехал в гостиницу, чтобы побеседовать со мной. Перед этим он посетил больницу, чтобы выяснить обстоятельства смерти бедной мисс Темпл. У меня каноник хотел узнать, не просила ли что-нибудь передать ему мисс Темпл. Насколько я поняла, бедняжка как раз собиралась его навестить. Ну, я, разумеется, ответила, что, хотя и была в больнице, но только и того, что посидела рядом с кроватью несчастной. Она ведь была без сознания и помочь ей я ничем не могла.

— Она не говорила… о том, что же, собственно, с нею произошло? — довольно безразлично спросила Клотильда.

Быть может, на самом деле ее это интересует гораздо больше? — подумала мисс Марпл. — Вряд ли. Похоже, что Клотильда занята сейчас совсем другими мыслями.

— Вы полагаете, что это был все-таки несчастный случай? — спросила она. — Или в том, что рассказывали молодые люди, что-то было? Я имею в виду их рассказ о том, будто кто-то сталкивал сверху камень.

— Раз они оба говорят об этом, значит, наверное, так было.

— Конечно, конечно. Они оба говорят одно и тоже, только не совсем одно и то же. Но, может быть, это и естественно, — заметила мисс Марпл.

Клотильда с любопытством взглянула на нее.

— Кажется, мысль об этом не дает вам покоя…

— Потому что все выглядит так не правдоподобно, разве что…

— О чем вы?

— Да нет, ничего. Просто подумала…

— О чем это вы задумались, мисс Марпл? — спросила вошедшая в этот момент миссис Глинн.

— Мы беседовали о том, был ли это несчастный случай или нет, — объяснила Клотильда…

— Но ведь…

— То, что рассказывали эти молодые люди, кажется таким не правдоподобным, — повторила мисс Марпл.

— Есть что-то в здешних местах, — неожиданно с жаром перебила ее Клотильда. — Что-то в самом воздухе, от чего мы не можем уйти с тех пор… с тех пор, как умерла Верити. Прошло много лет, но тень не уходит. Вы не чувствуете ее, мисс Марпл? Не чувствуете тяготеющую над нами тень?

— Видите ли, я чужая здесь, — ответила мисс Марпл. — С вами другое дело: вы живете тут, вы знали ее. Насколько я слыхала от каноника, Верити была исключительно красивой и милой девушкой.

— Да, это было очаровательное дитя, — вздохнула Клотильда.

— К сожалению, я почти не знала ее, — сказала миссис Глинн. — В то время мы с мужем жили за границей. Правда, в отпуск мы приезжали на родину, но большую часть времени проводили в Лондоне и только изредка заглядывали сюда.

Антея вернулась из сада с большим букетом лилий в руках.

— Траурные, похоронные цветы, но такие ведь и нужны нам сегодня? — сказала она. — Сразу же поставлю их в воду. Траурные, похоронные цветы… — Неожиданно она рассмеялась. Странно звучал этот чуть истеричный, негромкий смех.

— Антея, не надо! — вмешалась Клотильда. — Не делай этого… Так… так не годится.

— Я пойду и поставлю их в воду, — весело ответила Антея и вышла из комнаты.

— Вот вам вся наша Антея! — воскликнула миссис Глинн. — Мне серьезно кажется…

— С каждым днем все хуже, — заметила Клотильда. Мисс Марпл сделала вид, что ничего не слышит. Взяв в руки отделанную эмалью шкатулочку, она с интересом разглядывала ее.

— Теперь она наверняка разобьет вазу, — сказала Лавиния и тоже быстро вышла.

— Вас беспокоит состояние Антеи? — обратилась к Клотильде мисс Марпл.

— Разумеется. Понимаете, у Антеи всегда были слабые нервы. Она была самой младшей из нас, с детства слабой и хрупкой, а в последнее время ее здоровье стало резко ухудшаться. Иногда с нею случаются приступы истерики. Она хохочет, как безумная, над самыми серьезными вещами. Мы не хотим… гм… поместить ее… ну, вы сами понимаете. Конечно, ей нужен сейчас уход, но не думаю, чтобы она согласилась покинуть этот дом. В конце концов, это и ее дом. Только… одним словом, с нею иногда бывает очень трудно.

— Да, жизнь — нелегкая штука, — кивнула мисс Марпл.

— Лавиния временами заговаривает о том, чтобы уехать отсюда. Ей хотелось бы снова поселиться за границей, скорее всего в Таормино. Она не раз бывала там с мужем в самые счастливые свои годы. Теперь она уже много лет живет здесь с нами, но, по-моему, всей душой стремится уехать. Иногда мне кажется… да, мне кажется, что она не хочет жить под одной крышей с Антеей.

— Господи, каких только испытаний не посылает нам жизнь.

— Лавиния боится Антеи, — продолжала Клотильда. — Просто боится. Ее не очень убеждают мои слова о том, что бояться, по сути дела, нечего. Антея всего лишь по временам начинает выражаться несколько загадочно, у нее появляются какие-то странные идеи, но я не думаю, чтобы существовала реальная угроза… ну, не знаю, того, что она совершит что-нибудь из ряда вон выходящее или опасное.

— Пока с нею такого никогда не случалось?

— Никогда. Самое большее, с нею бывали припадки гнева, внезапного отвращения к кому-нибудь. Она, вообще-то, ревнивое существо. Скажем, она очень ревниво относится ко всем, вокруг кого, по ее мнению, слишком много шумят и суетятся. Право, не знаю… Иногда мне кажется, что лучше всего было бы бросить все и продать этот дом.

— Понимаю вас, — вздохнула мисс Марпл. — Понимаю, как тяжело жить в месте, связанном со столькими грустными воспоминаниями.

— Да, это так. С этим невозможно бороться. Не могу забыть это милое дитя. Я люблю ее, как родную дочь. Умная, способная, с задатками большого таланта. Я гордилась ею. А потом внезапно… она так несчастливо влюбилась… в этого ужасного, психически неуравновешенного молодого человека…

— Майкла Рейфила?

— Да. Лучше бы он никогда не появлялся здесь! Он случайно был в этих местах и по просьбе отца навестил нас. Мы пригласили его на обед. Этот негодяй, если хотел, умел быть обаятельным. За ним и тогда уже немало водилось: два тюремных срока, несколько брошенных девушек, но мне и в голову не приходило, что Верити… Она словно с ума сошла. В ее возрасте такие вещи случаются с девушками. Она влюбилась в него, только о нем и думала… слова против него слышать не хотела. По ее мнению, все, что было раньше, не могло быть его виной. Вы ведь знаете, как упрямы в таких случаях бывают девушки: все, видите ли, сговорились против него! Только и твердила, что виною всему обстоятельства. Неужели влюбленные совершенно неспособны прислушиваться к голосу разума?

— Как правило, нет, — вздохнула мисс Марпл.

— Верити совсем не слушала меня. Я попыталась убрать отсюда этого мальчишку, сказала ему, чтобы он больше не смел у нас появляться. Разумеется, это было глупостью, и я скоро это поняла. Я добилась только того, что они стали встречаться вне дома. Я даже не знаю, где. Он увозил ее куда-то на машине и привозил только поздно вечером. Пару раз она вернулась только на следующее утро… Я напрасно просила их прекратить это, они меня не слушали. Верити не слушала — от него я этого, разумеется, и не ожидала.

— Верити хотела выйти за него замуж?

— Не думаю, чтобы дело дошло до этого и уж наверняка не верю, чтобы это входило в его намерения.

— Искренне сочувствую вам, вы, вероятно, очень страдали.

— Самое страшное было, когда мне пришлось опознавать ее труп. Это случилось уже намного позже того, когда… когда Верити исчезла. Мы, естественно, думали, что она сбежала с Майклом и что вскоре мы получим какую-нибудь весточку от нее. Полиция, кажется, отнеслась к делу намного серьезнее. Майкла допрашивали, и в его показаниях многое не сходилось со словами других свидетелей. А потом ее нашли… далеко, в тридцати милях отсюда, в кустах возле заброшенной дороги, по которой сейчас практически никто не ездит. Да, меня попросили взглянуть на труп. Это было ужасное зрелище… Такая жестокость… зверская жестокость… Зачем он это сделал? Неужели ему мало было задушить ее? Верити была задушена ее собственным шарфом. Ох, я не могу… не могу говорить об этом, я не выдержу… не выдержу…

Слезы покатились по щекам Клотильды.

— Мне жаль, очень жаль вас, — сказала мисс Марпл. Клотильда внезапно подняла на нее глаза.

— Вы еще не понимаете, что в этом самое худшее.

— Что же?

— Я не знаю… не знаю — не Антея ли…

— Антея?

— Она так странно вела себя тогда. Она очень… очень ревнива… И она внезапно начала как-то по-другому относиться к Верити, смотрела на нее так, словно ненавидела ее. Иногда я думаю… мне приходит в голову, что, может быть… это ужасная мысль, нельзя так думать о своей сестре… но, если такая мысль однажды возникла… У нее случаются припадки ярости, и я думаю, не могла ли она… ох, что это я говорю! Ни о чем таком и речи быть не может. Прошу вас, забудьте о том, что я говорила! Ничего в этом нет, абсолютно ничего. Но… но… одним словом, Антея не вполне нормальна, и я не могу не помнить об этом. Еще в детстве у нее была пара странных историй… с животными. У нас был попугай, непрерывно болтавший всякую чушь, и Антея свернула ему шею. Я не могу быть на сто процентов уверенной в ней. У меня никогда не будет полной уверенности, что… господи, кажется, и я начинаю впадать в истерику!

— Ну, ну, не надо об этом думать, — сказала мисс Марпл.

— Да, вы правы… достаточно того, что Верити умерла, умерла такой страшной смертью. Во всяком случае, Майкл Рейфил больше не погубит ни одну девушку. Он в тюрьме, приговорен к пожизненному заключению. Больше он никому не причинит зла. Хотя я все-таки не могу понять, почему его не признали душевнобольным… ограниченно ответственным, как теперь говорят… Он не мог сознавать того, что делает, в этом я убеждена.

Клотильда встала и вышла из комнаты. В дверях она разминулась с возвращающейся миссис Глинн.

— Не переживайте, мисс Марпл, из-за того, что вам наговорила Клотильда. Она очень любила Верити и до сих пор не может прийти в себя.

— Насколько я поняла, она беспокоится из-за вашей младшей сестры…

— Из-за Антеи? С Антеей все в порядке. Она всего лишь… ну, скажем, несколько сумасбродна… немного истерична. Легко выходит из себя, иногда слишком фантазирует, капризна. Но не понимаю, почему это должно так беспокоить Клотильду. Боже, а это кто еще?

В открытой двери, выходившей в сад, появились две женщины.

— Прошу прощения, — проговорила мисс Барроу, — но мы обошли вокруг дома, надеясь, что, может быть, встретим мисс Марпл. Мы слыхали, что она остановилась у вас… о, вот и вы, дорогая мисс Марпл! Мы только хотели сказать вам, что в ту церковь поехать не удастся, потому что там сейчас, оказывается, ремонт, так что наша завтрашняя поездка отменяется, но на послезавтра мы обязательно найдем что-нибудь подходящее. Ничего, что мы так вот вторглись сюда? Мы звонили у калитки, но звонок, кажется, не работает.

— К сожалению, он действительно не всегда срабатывает, — сказала миссис Глинн. — Присаживайтесь, пожалуйста. Я и не знала, что вы не уехали с экскурсией.

— Мы решили, раз уж оказались здесь, познакомиться с окрестностями. После всех этих событий нам… гм… было немного не по душе продолжать экскурсию.

— Разрешите угостить вас шерри? — спросила миссис Глинн, вышла и через минуту внесла вместе с Антеей графин и рюмки.

— Ничего не могу с собой поделать, — сказала мисс Марпл, — но мне страшно любопытно, как развивается дело о смерти бедной мисс Темпл. Никто ведь не знает, что обо всем этом думает полиция. Они, похоже, продолжают расследование и, видимо, не добились пока удовлетворительных результатов, раз коронер отложил окончательное решение. Быть может, они не уверены в том, что было причиной полученных ран.

— Не думаю, — возразила мисс Барроу. — Сотрясение мозга было вызвано ударом, причиной которого, по-моему, мог быть только скатившийся камень. Другое дело — сам ли он скатился или его кто-то столкнул.

— Что за мысль! — воскликнула мисс Кук. — Кому бы пришло в голову сталкивать камень? Хулиганы, разумеется, попадаются повсюду — всякие там иностранцы или студенты. Мне, серьезно, приходило уже в голову… ну… не один ли из…

— Не один ли из наших спутников сделал это? — докончила мисс Марпл.

— Ну… этого я не говорила.

— Одно наверняка, — продолжала мисс Марпл, — это то, что каждому из нас приходят в голову подобные мысли. Должно же быть какое-то объяснение… Если это не был несчастный случай — а полиция, кажется, так и считает — тогда кто-то столкнул камень и… по крайней мере, мне так кажется… поскольку мисс Темпл была здесь только проездом, это вряд ли был кто-то местный. Кто же тогда входит в расчет? По-моему, только мы — те, кто ехал с нею в автобусе. Разве не так? — спросила она и тихонько, по-старушечьи захихикала.

— Ну, вы и скажете!

— Разумеется, я понимаю, что нельзя говорить такие вещи. Но ведь это было бы так любопытно! А иногда происходят и самые фантастические вещи.

— У вас есть какие-то соображения, мисс Марпл? — спросила Клотильда. — Давайте послушаем, это очень любопытно.

— Просто приходят в голову определенные возможности.

— Например, мистер Каспар, — проговорила мисс Кук. — Он, знаете ли, мне с самого начала не понравился. Похож… ну, одним словом, похож на шпиона… пробравшегося сюда, чтобы выведать атомные секреты или что-нибудь в этом роде…

— Сомневаюсь, чтобы тут могли быть замешаны атомные секреты, — заметила миссис Глин.

— Конечно, нет, — сказала Антея. Может быть, однако, кто-то следил за мисс Темпл, потому что она была замешана в каком-нибудь преступлении.

— Не говори глупостей, — вмешалась Клотильда. — Мисс Темпл была директрисой известной во всей стране школы и выдающимся ученым. Чего ради кто-то стал бы за ней следить?

— Откуда я знаю? Может, это был какой-нибудь сумасшедший.

— Мисс Марпл, — обратилась к своей гостье Лавиния Глинн, — у вас, наверное, есть какие-то соображения на этот счет.

— Ну, вообще-то говоря, есть, — кивнула мисс Марпл. — Мне кажется… ну, это только теоретическая возможность… Господи, до чего трудно говорить такие вещи. По-моему, рассуждая логически, в расчет можно принимать только двух человек. Разумеется, я вовсе не думаю, что это и впрямь они преступники, ведь оба они такие милые и симпатичные, но с точки зрения логики подозревать можно только их.

— О ком вы думаете? Это и впрямь любопытно.

— Ах, дорогая, не следовало бы мне говорить об этом… Ведь все это одни только предположения.

— И все же, кто, по-вашему, столкнул этот камень? Кого могли видеть Джоанна и Эмлин Прайс?

— Ну, я подумала, что… что, может быть, они никого не видели.

— Не совсем понимаю, — сказала Антея. — Никого не видели?

— Может быть, они просто выдумали все. — Выдумали… что видели кого-то?

— Это ведь возможно, не так ли?

— Ради шутки или со злым умыслом? Что вы, собственно, имеете в виду?

Мне кажется… в наши дни столько слышишь о странных выходках теперешней молодежи, — сказала мисс Марпл. — Вы ведь знаете: ломают автомобили, бьют окна в иностранных посольствах, нападают на прохожих, швыряют камни… все это как правило вытворяет молодежь. А среди нас молодых людей было только двое.

— Вы хотите сказать, что этот камень столкнули Эмлин Прайс и Джоанна?

— Ну, во всяком случае, не вижу, кто еще среди нас мог бы…

— Вот это да! — изумилась Клотильда. — Никогда бы не подумала… Однако… в сказанном вами может что-то быть. Правда, я не знаю этих молодых людей, я ведь не была с вами.

— О, очень милые люди, — сказала мисс Марпл. — Джоанна, на мой взгляд умная, очень способная девушка.

— Способная на что? — спросила Антея.

— Антея, успокойся! — вмешалась Клотильда.

— Постановка вопроса разумная, — ответила мисс Марпл. — В конце концов, если человек сделал что-то, закончившееся убийством, необходимы некоторые способности, чтобы остаться вне подозрений.

— Но тогда они оба должны были быть в это замешаны, — сказала мисс Барроу.

— Само собою, — кивнула мисс Марпл. — Они вместе действовали, и рассказы их в общих чертах совпадают. С моей точки зрения, подозрение в первую очередь должно было пасть на них. Другие участники экскурсии шли по нижней тропинке и не видели их. Они могли подняться к вершине и раскачать, а потом столкнуть тот камень. Быть может, они не собирались убивать именно мисс Темпл. Возможно, это была попытка выразить анархический протест… разбить, уничтожить что угодно, кого угодно. Потом они, разумеется, рассказали, что видели кого-то — да еще в каком-то на редкость ярком наряде, что, само по себе, кажется мне не очень правдоподобным… Знаю, что говорить такие вещи без доводов не следует, но думаю я именно так.

— Любопытная теория, — заметила миссис Глинн. — А ты как думаешь, Клотильда?

— По-моему, это возможно, хотя мне подобное и не приходило в голову.

— Ну, нам пора уже возвращаться в «Золотого вепря», поднимаясь с места, сказала мисс Кук. — Вы пойдете с нами, мисс Марпл?

— О нет. Вы же не знаете — я забыла вам сказать, что мисс Бредбери-Скотт была так добра, что предложила мне побыть здесь еще день… или два.

— Понятно! Разумеется, тут вам будет удобнее, чем в гостинице. Общество там собралось на удивление шумное.

— Может быть, заглянете к нам после ужина на чашечку кофе? — спросила Клотильда. — Вечера сейчас такие чудесные. На ужин не приглашаем, потому что, увы, не успели бы уже приготовиться, но будем рады покофейничать вместе…

— Спасибо, — сказала мисс Кук. — Большое спасибо за приглашение. Не преминем им воспользоваться.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus