Агата Кристи  //   Немезида

Глава 20 — Часы бьют три часа

1

Точно без четверти девять появились мисс Кук в кремовом и мисс Барроу в оливково-зеленом шелковых платьях.

За ужином Антея успела уже подробно расспросить о них мисс Марпл.

— Все это, по-моему, довольно странно, — заметила в конце концов Антея. — Почему они решили остаться здесь?

— Не вижу ничего странного, — ответила мисс Марпл. — Скорее, это естественно. Мне кажется, у них на любой случай все спланировано.

— В каком смысле? — поинтересовалась Лавиния.

— Мне хотелось сказать, что они подготовились к любой случайности и, когда что-то происходит, действуют в соответствии с этим.

— Вы имеете в виду, что они заранее запланировали, что будут делать в случае убийства? — не без любопытства спросила Антея.

— Мне не нравится, что ты говоришь о смерти бедной мисс Темпл, как об убийстве, — заметила Лавиния.

— Но ведь это и было убийство. Любопытно бы только знать, кто хотел ее убить? Может быть, одна из прежних учениц, всегда ее ненавидевшая и мечтавшая за что-то отомстить.

— Вы полагаете, что подобная ненависть может сохраняться многие годы? — спросила мисс Марпл.

— Еще бы. Мне кажется, ненавидеть кого-то можно годами и годами.

— Нет, — сказала мисс Марпл. — По-моему, со временем ненависть исчезает, гаснет. Даже если мы пытаемся искусственно пробудить ее, это не удается. Это такое же сильное чувство, как любовь.

— А вы не думаете, что убийство могли совершить мисс Кук или мисс Барроу или обе они вместе?

— С какой стати? — вмешалась миссис Глинн. — Что ты говоришь, Антея? По-моему, это очень симпатичные женщины.

— Что-то загадочное в них есть, — сказала Антея. — Как ты думаешь, Клотильда?

— Может быть, ты и права, — ответила Клотильда. — Во всяком случае, что-то не очень естественное.

— Мне чувствуется в них что-то зловещее, — заявила Антея.

— Всегда ты что-нибудь выдумаешь! — воскликнула миссис Глинн. Как бы то ни было, шли они по нижней тропинке, не так ли? Вы ведь видели их там? — обратилась она к мисс Марпл.

— Как вам сказать… У меня не было для этого случая.

— В каком смысле?

— Мисс Марпл ведь не было там, — сказала Клотильда. — Она же была здесь, у нас в саду.

— Да, конечно! Я совсем забыла!

— Какой это был чудесный, спокойный день, — задумчиво проговорила мисс Марпл. — На следующее утро я хотела снова выйти в сад и получше осмотреть заросли белых цветов на холме в конце сада. Надо будет это сделать завтра. Тогда они еще только распускались, а теперь, наверное, весь холм стал белым, как снег. Мне кажется, он всегда останется для меня незабываемым воспоминанием.

— А я ненавижу это место! — вырвалось у Антеи. — Видеть его не могу! Я хочу снова построить там теплицы. Мы ведь соберем на это денег, если будем экономить, правда, Клотильда?

— Не будем об этом говорить, — сказала Клотильда. — К чему нам теперь теплица? Пройдут годы, прежде чем виноградные кусты начнут плодоносить.

— Вряд ли стоит столько спорить об этом, — вмешалась Лавиния. — Пойдемте в гостиную. Скоро придут наши гости.

Гости пришли и впрямь скоро. Клотильда внесла кофе и поставила перед каждым из собравшихся. Мисс Кук наклонилась к мисс Марпл.

— Извините, мисс Марпл, но, знаете ли, я на вашем месте не пила бы кофе так поздно вечером. Потом не сможете уснуть.

— Вы так думаете? Я довольно часто пью кофе по вечерам.

— Да, но это натуральный, очень крепкий кофе. Не пейте, послушайтесь меня.

Мисс Марпл подняла глаза. Лицо мисс Кук было очень серьезным, один глаз был почти совсем закрыт упавшим белокурым локоном, но второй явно был чуточку прищурен.

— Пожалуй, вы правы, — сказала мисс Марпл. — Вы, кажется, неплохо разбираетесь в вопросах диеты.

— Еще бы, я как раз очень интересовалась этим, когда ходила на курсы медсестер.

— Что ж, не буду спорить. — Мисс Марпл немного отодвинула от себя чашку. — Скажите, у вас нет фотографии той девушки? — обратилась она к хозяевам дома. — Верити Хант… так ведь ее звали? Каноник много рассказывал мне о ней, судя по всему, он очень любил ее.

— Конечно. Он всегда любил молодежь, — заметила Клотильда, подошла к письменному столу и, отыскав фотографию, протянула ее мисс Марпл.

— Это Верити.

— Какое красивое лицо, — сказала мисс Марпл. — Да, прекрасное, необычайно выразительное лицо. Бедная девушка…

— Ужасно то, — проговорила Антея, — что подобные вещи продолжают случаться и теперь. Девушки часто влюбляются в пришлых, невесть откуда взявшихся молодых людей. Никто не предостерегает их, никого это не волнует.

— Да поможет им бог! — сказала Клотильда.

Потянувшись к мисс Марпл, чтобы взять у нее фотокарточку, она зацепила рукавом чашку с кофе и та опрокинулась на пол.

— Боже мой! — воскликнула мисс Марпл. — Это я, наверное, виновата? Я подтолкнула вас?

— Нет, нет, виной всему мои широкие рукава. Может быть, выпьете стакан теплого молока, раз уж решили воздержаться от кофе?

— Это было бы чудесно. Теплое молоко перед сном успокаивает нервы и укрепляет сон.

Еще немного посидев, гостьи встали и начали прощаться. Уйти им удалось не сразу, потому что сначала одной, а потом другой пришлось возвращаться за забытыми вещами: шарфом, сумочкой, носовым платком.

— Много шуму из ничего, — заметила Антея, когда они наконец ушли.

— Я, пожалуй, согласна с Клотильдой в том, что эта парочка выглядит как-то неестественно, — обратилась Ла-виния к мисс Марпл.

— Да, мне тоже так кажется. Они словно играют заученные роли. Я уже немало ломала над этим голову. Почему они поехали на эту экскурсию? Почему оказались здесь?

— И вам удалось найти объяснение? — спросила Клотильда.

— По-моему, да, — ответила мисс Марпл и со вздохом добавила:

— Мне многому удалось найти объяснение.

— Надеюсь, вы-то получили удовольствие от экскурсии? — сказала Клотильда.

— Я рада, что прервала ее. Не думаю, чтобы она и дальше доставляла мне удовольствие.

— Да, это я понимаю.

Клотильда принесла из кухни стакан теплого молока и проводила гостью в спальню.

— Может быть, принести еще что-нибудь? Буду только рада чем-то помочь вам.

— Спасибо, мне ничего не нужно. Все необходимое у меня здесь, в чемоданчике. Еще раз спасибо всем вам за гостеприимство.

— Ну, вы ведь были другом мистера Рейфила. Он был всегда так заботлив и внимателен к вам.

— Да, это был человек, который… который не забывал обо всем позаботиться. Выдающийся ум.

— Я бы скорее сказала — выдающийся финансист.

— В денежных делах он, как и во всем, ничего не упускал из виду, — сказала мисс Марпл. — Пожалуй, я уже лягу. Спокойной ночи, мисс Бредбери-Скотт.

— Завтрак принести вам сюда?

— Ну, что вы, не надо, я спущусь вниз. Хочу перед завтраком немного прогуляться в саду. Мне особенно хочется осмотреть тот холм, поросший белыми цветами, великолепными распустившимися цветами…

— Спокойной ночи, — попрощалась Клотильда. — Спокойной ночи!

2

Часы в холле Олд Хауза пробили трижды. Через мгновенье им начали вторить часы на втором этаже. Слабый свет пробивался сквозь щель в двери.

Мисс Марпл приподнялась и нащупала выключатель стоявшей рядом с постелью лампы. Дверь почти бесшумно отворилась. Сейчас в коридоре было снова темно, слышен был только тихий шорох шагов. Мисс Марпл включила свет.

— О, это вы мисс Бредбери-Скотт? — спросила она. — Что-то случилось?

— Зашла взглянуть — не нужно ли вам чего-нибудь, — ответила Клотильда.

Мисс Марпл взглянула на нее. До чего красивая женщина, — подумала мисс Марпл, — ей так идет этот длинный пурпурный халат, эти падающие на лоб черные волосы. Драматическая фигура. Мисс Марпл вновь припомнились греческие трагедии, Клитемнестра…

— Вам точно ничего не нужно?

— Спасибо, абсолютно ничего, — сказала мисс Марпл и извиняющимся голосом добавила:

— Не обижайтесь, но я не выпила молоко.

— О, почему же?

— Подумала, что вряд ли оно пойдет мне на пользу. Клотильда молча стояла в ногах кровати, глядя на мисс Марпл.

— Знаете, оно могло повредить моему здоровью.

— Что вы этим хотите сказать? — В голосе Клотильды послышались резкие нотки.

— Думаю, что вы это отлично знаете. Знали весь вечер, а может быть, и раньше.

— Понятия не имею, о чем вы говорите.

— Не имеете? — Вопрос прозвучал чуть-чуть насмешливо.

— Молоко, к сожалению, остыло. Я заберу его и принесу вам теплое.

— Не трудитесь, его я пить тоже не буду.

— Не могу никак вас понять. До чего же вы странное существо! Что вы за человек? Почему вы выражаетесь так непонятно? Кто вы, собственно говоря?

Мисс Марпл сорвала с головы пушистую розовую шаль — точно такую же, какая была когда-то на ней на Антильских островах.

— Одно из моих имен, — ответила она, — Немезида.

— Немезида? Что это значит?

— Полагаю, что это вам известно. Вы же образованная женщина. Иногда проходит много времени, но в конце концов Немезида приходит.

— Да о чем вы говорите?

— О чудесной, юной девушке, которую вы убили.

— Которую я убила? Что вы несете?

— Эту девушку звали Верити.

— Почему бы я могла убить ее? — Потому что вы любили ее.

— Разумеется, любила, глубоко любила. И она любила меня.

— Недавно один человек сказал мне: любовь это страшное слово. Вы слишком любили Верити. Она была для вас всем. Она тоже была глубоко привязана к вам — пока не вспыхнуло новое чувство. Она влюбилась в молодого человека. Он далеко не был образцом безупречного поведения, но он любил девушку, и она любила его. Она решила бежать отсюда, освободиться от связывавших ее пут вашей любви. Она стремилась быть нормальной женщиной, жить с избранным ею самой мужчиной, растить детей. Хотела обычного, нормального счастья.

Клотильда сделала шаг в сторону и села на стул, все так же не отрывая глаз от мисс Марпл.

— Кажется, вы хорошо все поняли.

— Да, я все поняла.

— То, что вы сказали, правда. Не отрицаю этого. Да и какая разница — отрицать или нет.

— Тут вы правы. Разницы никакой.

— Можете вы понять… хотя бы представить… как я страдала?

— Могу. Я никогда не страдала отсутствием воображения.

— Можете вы представить мучительное сознание, что я теряю самое дорогое для меня в мире существо? И из-за кого? Мерзавца, подлого негодяя. Недостойного даже прикоснуться к моей дорогой девочке. Я должна была помешать этому. Любой ценой…

— Понимаю. И раз вы не могли этому помешать, вы предпочли убить эту девушку. Убили, потому что любили ее.

— И вы верите, что я способна была на такое? Вы верите, что я могла бы задушить ту, которую так любила? Верите, что я могла бы изуродовать ее лицо? На такое способен только гнусный, подлый мужчина.

— Да, — кивнула мисс Марпл, — вы любили ее и так поступить не смогли бы.

— Ну вот, видите, что за глупости вы наговорили.

— Вы сделали все это не с нею. Сделали, но не с той девушкой, которую вы любили. Ведь Верити осталась здесь, не так ли? Здесь, в саду. Не думаю, что вы задушили ее. Скорее всего, вы подмешали ей в кофе или чай смертельную дозу какого-нибудь снотворного. Когда она умерла, вы вынесли ее в сад, убрали часть камней обрушившейся теплицы и замуровали ее под полом. Потом вы посадили там хмель, который скоро оплел все вокруг своими побегами. Верити осталась здесь, с вами. Вы так и не отпустили ее.

— Вы рехнулись! Сумасшедшая старуха! Неужели вы думаете, что я спокойно выпущу вас и позволю рассказывать об этом кому-то еще?

— Думаю, что да, — ответила мисс Марпл, — хотя и не вполне в этом уверена. Вы сильная женщина, намного сильнее меня.

— Рада, что вы хоть это понимаете.

— Угрызений совести у вас не будет. Тот, кто убил раз, редко на этом останавливается. Это я наблюдала уже много раз. Вы впрочем, убили уже двоих. Ту, которую любили, но и еще одну.

— Глупую пустышку, маленькую шлюху, Нору Броуд. Откуда вы узнали об этом?

— Я все время понимала, что вы не были бы способны задушить и изуродовать такое дорогое вам существо. Но примерно, в то же время исчезла и еще одна девушка, никаких следов которой не удалось найти до сих пор. Мне кажется, что ее труп был все-таки найден, только никто не сообразил, что это труп Норы Броуд. На ней было платье Верити, а для опознания было приглашено самое подходящее лицо, лучше, чем кто бы то ни было, знавшее девушку. Для опознания пригласили вас. Вы посмотрели и заявили, что это труп Верити.

— Зачем бы мне это понадобилось?

— Потому что вы хотели отправить на скамью подсудимых того юношу, который забрал у вас Верити, которого она любила и который любил ее. Именно поэтому вы спрятали труп в таком месте, где его нескоро могли найти. Ну, а чтобы, когда его все-таки найдут, все пошло по-задуманному, вы одели эту девушку в платье Верити, положили рядом сумочку… и изуродовали ей лицо. Неделю назад вы совершили и третье убийство, вы убили Элизабет Темпл. Убили, потому что боялись ее встречи с каноником Бребазоном. Объединив то, что знал каждый из них, они могли дойти до истины. Поэтому Элизабет Темпл не должна была встретиться с каноником. Вы — сильная женщина, вы сумели столкнуть тот обломок скалы. Наверное это было нелегко, но вы очень сильны.

— Достаточно сильна, чтобы покончить с вами.

— Не думаю, — сказала мисс Марпл. — Это вам, скорее всего, не удастся.

— Это почему же? С такой старой, дряхлой ведьмой…

— Все правильно, — кивнула мисс Марпл. — Я и впрямь стара и почти бессильна, но, по-своему, я представляю правосудие.

Клотильда засмеялась.

— Мой ангел-хранитель, я думаю.

— Верите в ангела-хранителя? — с усмешкой проговорила Клотильда, приближаясь к постели.

— Может быть даже двух ангелов, — ответила мисс Марпл. — Мистер Рейфил всегда отличался широкой натурой.

Рука мисс Марпл скользнула под подушку и через мгновенье она поднесла к губам небольшой свисток. Пронзительный свист мог бы и мертвого поднять на ноги. Эффект его последовал почти мгновенно. Отворилась дверь. Клотильда обернулась назад — на пороге стояла мисс Барроу. В то же мгновенье распахнулась дверца шкафа и оттуда выскочила мисс Кук. Как мало напоминали их напряженные, суровые лица вчерашних милых, светских собеседниц!

— Два ангела-хранителя! — счастливым голосом проговорила мисс Марпл. — Мистер Рейфил все-таки высоко ценил меня!

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus