Агата Кристи  //   Немезида

Глава 3 — Эстер Уолтерс

Эстер Андерсон вышла из магазина и направилась к месту, где она поставила свою машину. Находить место для стоянки становится все труднее, — подумала она, когда чуть не столкнулась с шедшей навстречу пожилой, чуть прихрамывающей женщиной.

— Прошу прощения.

— Боже мой! — воскликнула старушка. — Неужели миссис Уолтерc? Эстер Уолтерc? Вы, конечно, меня не помните. Меня зовут Джейн Марпл. Мы познакомились с вами на Сент-Оноре… ох, как давно это было! Уже целых полтора года.

— Мисс Марпл? О да, конечно! Кто бы мог подумать!

— Боже, как я рада вновь увидеть вас. Я должна встретиться тут неподалеку со старыми приятелями, но возвращаться буду снова через Элтон. Вы будете дома после обеда? Хотелось бы зайти немного поболтать с вами. Так приятно встретить старого знакомого!

— Ну, разумеется. После трех я буду в любое время рада вас видеть.

На этом они и расстались.

— Ну, — пробормотала про себя Эстер, — кто мог бы подумать, что в старенькой Джейн Марпл еще теплится жизнь? Я думала, она давным-давно умерла.

Точно в четверть четвертого мисс Марпл позвонила в дверь Уинслоу Лоджа. Эстер отворила ей и впустила гостью.

Мисс Марпл села, нервно переминаясь, как всегда, когда чувствовала себя немного смущенной. Все, однако, шло именно так, как она и надеялась.

— Как удачно, что мы встретились, — сказала она Эстер. — Ужасно рада, что вижу вас. Знаете, я часто думаю — до чего же странно устроен мир. Мы от всей души надеемся снова встретиться с кем-то, даже уверены, что так оно и будет. Но время проходит — и как же мы удивлены, когда эта встреча действительно происходит!

— И каждый раз в таких случаях мы повторяем: до чего же тесен мир!

— Вот именно. И что-то в этом есть. Хотя мир огромен и Антильские острова так далеки от Англии, но ведь и встретиться мы могли где угодно. В Лондоне, или на вокзале, или в автобусе… столько возможностей…

— Разумеется, — согласилась Эстер. — Правда, я действительно не ожидала встретить вас именно здесь. Вы ведь насколько я помню, живете не в этих местах?

— Не в этих. Не то, чтобы от Сент-Мэри Мид было сюда очень далеко — всего 25 миль. Но двадцать пять миль, когда у человека нет машины… а я, разумеется, не в состоянии приобрести машину, тем более, что все равно не умею ее водить, так что толку и так не было бы никакого… В результате я встречаюсь только с теми из приятельниц, к которым можно доехать автобусом, или, в крайнем уж случае, беру такси.

— Выглядите вы чудесно, — заметила Эстер.

— Я как раз собиралась сказать то же самое о вас. Понятия не имела, что вы живете как раз в этом городке.

— Совсем недавно — после того, как вышла замуж.

— О, я и этого не знала! Даже странно, как это прошло мимо моих ушей, я ведь такие новости стараюсь никогда не упускать.

— Это случилось всего месяца четыре назад. Теперь моя фамилия Андерсон.

— Миссис Андерсон, — повторила мисс Марпл. — Постараюсь запомнить. И кто же ваш муж? — «Было бы неестественно, — подумала она, — не поинтересоваться им. Общеизвестно, что старые девы страшно любопытны».

— Инженер, — ответила Эстер. — Работает на железной дороге. Он немного… моложе меня, — добавила она чуть смущенно.

— Это и лучше! — отрезала мисс Марпл. — Намного лучше, дорогая моя. В наши дни мужчины стареют значительно быстрее женщин. Раньше считали совсем по-другому, но, тем не менее, это так. Слишком много они работают, слишком близко принимают все к сердцу. А в результате либо повышенное, либо пониженное давление, а то и инфаркт. К тому же они более склонны к желудочным заболеваниям. Знаете, я думаю, что мы все-таки столько не нервничаем. Мы, женщины, сильнее.

— Может быть, вы и правы.

Эстер улыбнулась своей гостье, и мисс Марпл наконец успокоилась. Во время последней их встречи ей показалось, что Эстер ненавидит ее — да так оно, вероятно, тогда и было. Но сейчас — ну, конечно, же, — сейчас она, вероятно, чувствует даже некоторую благодарность. Ведь она могла лежать уже сейчас под аккуратным могильным холмиком вместо того, чтобы счастливо — будем надеяться, что это так — жить рядом с мистером Андерсоном.

— Правда же, вы выглядите просто чудесно, — снова повторила она.

— Вы тоже, мисс Марпл.

— Ну, моложе-то я не стала. Вместе со старостью приходят болезни — не опасные, нет, этого я не могу сказать — но ревматизм все-таки мучит, то там болит, то здесь, то спину ломит, то плечо, так что руку невозможно поднять. Да и ноги уже не те, что прежде. Ох, не будем, дорогая, говорить о таких вещах. Какой у вас милый, уютный домик.

— Мы недавно здесь поселились. Всего четыре месяца назад.

Мисс Марпл осмотрелась вокруг, сразу же прикинув, что обстановка дома обошлась в солидную сумму. Удобная, дорогая мебель, шторы и чехлы на креслах из первоклассного материала. Особого художественного вкуса, правда, не чувствовалось, но этого мисс Марпл и не ожидала. Она догадывалась, каков источник этого наглядно ощутимого благосостояния: надо полагать, на это пошла часть завещанной Рейфилом суммы, и мисс Марпл была рада, что Рейфил не отказался от своего намерения.

— Вы, конечно, видели сообщение о смерти мистера Рейфила, — сказала Эстер, словно догадавшись, о чем подумала ее гостья.

— Конечно, примерно месяц назад, не так ли? Меня это очень огорчило, хотя, конечно, все мы отдавали себе отчет… Да он и сам не раз намекал, что долго уже не протянет… Держался он мужественно, не правда ли?

— Несомненно. Это был человек с сильным характером и в глубине души по-настоящему добрый. Когда я начала работать у него, он сразу заявил, что будет платить мне отличное жалованье, но рекомендует откладывать деньги, потому что больше я от него ни на что рассчитывать не должна. Ну, я и не рассчитывала — ведь он всегда держал слово. Но, похоже, на этот раз он решил изменить свое решение.

— Я этому искренне рада. Вообще-то — хотя, конечно, прямо он об этом не упоминал — я не удивлена…

— Но он оставил мне очень крупную сумму, настоящее состояние. Сначала я просто поверить не могла.

— Хотел сделать вам сюрприз — такой уж он был человек, — сказала мисс Марпл, а потом добавила:

— Ну, а этому… как же его звали?.. своему массажисту… он что-нибудь оставил?

— Джексону? Нет, Джексону он ничего не завещал.

— Вы давно его встречали? Как у него дела?

— После возвращения в Англию он ушел от мистера Рейфила, и я его больше не видела. Служит, кажется, у какого-то лорда не то на Джерси, не то на каком-то другом из островов.

— Жаль, что мне не привелось больше увидеть мистера Рейфила, — вздохнула мисс Марпл. — Странно подумать, что после всех тех волнений, которые нам пришлось вместе с ним пережить на островах, я, собственно, почти ничего не знаю о нем. Когда я прочла о его смерти, эта мысль снова пришла мне в голову. Хотелось бы хоть немножко больше знать о нем. Где он родился, что за люди были его родители, были ли у него дети, семья, родственники? Так хотелось бы побольше знать об этом. Эстер улыбнулась. На ее лице так и было написано: «Ну, не сомневаюсь, что такие вещи ты всегда стараешься узнать, с кем бы ни встретилась». Вслух, однако, она сказала:

— По сути дела, единственное, что каждый о нем знал…

— Это то, что он был очень богат, — перебила мисс Марпл. — Вы ведь это имели в виду, не так ли? Узнав о ком-то, что он очень богат, мы как-то перестаем дальше расспрашивать. Больше мы ничего и не хотим знать. Нам говорят «он несметно богат», и мы умолкаем, потому что ведь это так захватывающе — знать кого-то, кто действительно несметно богат.

Эстер рассмеялась.

— Он не был женат, правда? — спросила мисс Марпл. — Никогда не слышала, чтобы он упоминал о жене.

— Его жена умерла много лет назад. Сравнительно скоро после того, как они поженились. Насколько я знаю, она была намного моложе… и умерла, кажется, от рака, бедняжка.

— Дети у них были?

— Да, две дочери и сын. Одна из дочерей умерла еще ребенком, а вторая вышла замуж и живет в Америке. Один раз я встречалась с нею. Совсем не похожа на отца: молчаливая, очень сдержанная женщина. — Помолчав, Эстер добавила:

— О сыне мистер Рейфил никогда не говорил. У меня создалось впечатление, что с ним были связаны какие-то неприятности или скандал. По-моему, он тоже умер уже много лет назад, но, как бы то ни было, отец никогда не говорил о нем.

— Боже, какая грустная история.

— Во всяком случае, это было очень давно. Кажется, молодой человек уехал куда-то за границу и больше не вернулся. Там где-то он и умер.

— Мистер Рейфил очень переживал это?

— Трудно сказать. Он был из тех людей, которые без колебаний списывают потери. Если бы сын дурно себя вел, стал, как говорится бременем, а не благословением, он, я думаю, просто вычеркнул бы его из мыслей. В случае необходимости он снабдил бы его деньгами на жизнь, но не более того.

— Не понимаю, — сказала мисс Марпл. — Неужели он никогда не говорил, даже не упоминал о нем?

— Вспомните, это был не тот человек, который стал бы хоть кому-нибудь рассказывать о своих чувствах или личной жизни.

— Это так, разумеется! Но, мне кажется, вы столько лет работали с ним… с вами он мог бы поделиться тем, что его заботило.

— Если и заботило, в чем я сомневаюсь, то он не делился этим ни с кем. Для него всем в жизни была его работа, только она одна считалась. Он наслаждался каждым хитрым ходом, удачно заключенной сделкой, рискованной биржевой операцией.

— Так что перед смертью ничто его не тревожило?

— Ничто? С чего это вам пришло в голову? — удивленно спросила Эстер.

— Сама не знаю. Просто думала, что со старостью к человеку приходит все больше тревог… не то, чтобы мистер Рейфил был так уж стар… но когда человек прикован к постели, вынужден щадить себя и не может уже работать так, как прежде, ему начинают лезть в голову разные беспокойные мысли.

— Понимаю, что вы хотите сказать, но не думаю, чтобы так было и у мистера Рейфила. Правда, я не была рядом с ним до самого конца. Месяца через три после того, как познакомилась с Эдмундом, я ушла с работы.

— Ну, естественно! Мистер Рейфил, вероятно, был очень огорчен этим.

— Сомневаюсь, — небрежно бросила Эстер. — Из-за таких вещей он никогда не огорчался. Просто брал новую секретаршу, а если она не устраивала его, немедленно увольнял, позолотив пилюлю кругленькой суммой на прощание, и брал другую, пока не находил подходящую. В таких вопросах он был человеком предельно здравомыслящим.

— Да, да, я понимаю. Тем не менее, он легко выходил из себя.

— Ну, он обожал выходить из себя. По-моему, ему доставляли удовольствие все эти драмы.

— Драмы… — задумчиво повторила мисс Марпл. — Вам не кажется… я часто размышляла об этом… вам не кажется, что мистер Рейфил очень интересовался криминалистикой — я имею в виду как наукой? Он… ну, я сама не знаю…

— Вы имеете в виду — из-за того, что случилось на Антильских островах? — Голос Эстер зазвучал вдруг резче.

Мисс Марпл чувствовала, что вступает на опасную почву но надо же было сделать хоть какую-то попытку добиться чего-то нужного.

— Нет, что вы, не из-за этого, а просто после того, как все закончилось, он ведь, наверное, должен был задуматься над психологической подкладкой случившегося или заинтересоваться другими случаями, в которых справедливость еще не восторжествовала, или… ну, я и сама не знаю… — залепетала она все более смущенным голосом.

— Чего ради он мог этим заинтересоваться? И не будем больше говорить о разыгравшемся тогда кошмаре.

— Конечно, вы совершенно правы. Искренне прошу меня извинить. Мне, знаете, просто припомнился один разговор с мистером Рейфилом. Он так странно выражался, что я подумала — нет ли у него какой-то собственной теории насчет… насчет причин преступности?

— Интересы мистера Рейфила ограничивались финансовыми проблемами, — сухо ответила Эстер. — Какая-нибудь хитро задуманная афера могла иногда заинтересовать его — и это все, — добавила она, смерив гостью холодным взглядом.

— Еще раз прошу прощения, — извинилась мисс Марпл. — Совершенно не к чему было вспоминать те, к счастью давно прошедшие и забытые события. Ну, мне пора идти, если я не хочу опоздать на поезд. Господи, куда же я дела свою сумочку?… Ах да, вот она… — Мисс Марпл взяла сумочку и зонтик и начала собираться в путь, понемножку отходя от только что пережитого напряжения. Уже с порога она обернулась к Эстер, пытавшейся уговорить ее задержаться и выпить хотя бы чашку чаю.

— Нет, нет, спасибо, дорогая, у меня уже нет времени. Страшно рада, что повидала вас, и еще раз от всего сердца поздравляю и желаю счастья. Полагаю, вы не собираетесь снова идти на работу?

— Ну, многие говорят, что без работы начинают скучать. Мне, однако, нравится наслаждаться бездельем и благосостоянием, которым я обязана доброте мистера Рейфила. Мне кажется, оставляя мне деньги, он как раз и хотел, чтобы я получала от них радость — пусть даже тратя на то, что сам он назвал бы женскими глупостями: дорогие платья, косметику и так далее. Я очень любила старика! — вырвалось вдруг у нее. — Да, очень любила.

Наверное, потому, что в определенной степени он непрерывно служил как бы вызовом для меня. С ним трудно было ужиться, и я была рада, что мне это удается.

— И он ухитрялся сдерживать свой характер?

— Ну, не совсем, но все-таки больше, чем кто-то мог бы о нем подумать.

Выйдя из дома, мисс Марпл еще раз оглянулась и помахала рукой. Эстер, стоявшая на пороге, весело помахала ей в ответ.

— А я думала, что она как-то связана с этим делом или, по крайней мере, знает о нем, — пробормотала мисс Марпл. — Похоже, что ошибалась. Насколько я могу судить, она не имеет никакого отношения ко всему — чем бы это все ни было. Господи, мне кажется, мистер Рейфил считал меня намного умнее, чем я есть, и ожидал, что я сумею сделать выводы из фактов… но только каких фактов? Что же мне теперь предпринять?

Надо основательно все продумать. Постараться как-то проникнуть в прошлое, понять, о чем, собственно, идет речь. Или, может быть, ничего не предпринимать и надеяться только, что в конечном счете она получит все-таки какие-то указания?

Мисс Марпл закрыла глаза и попыталась представить себе лицо Рейфила. Вот он сидит в саду в легком тропическом костюме, лицо морщинистое, хмурое, лишь изредка его освещает улыбка. О чем мог думать старик, строя свой план? Похоже, что о том, чтобы заинтересовать, увлечь, даже, если угодно, заставить ее, Джейн Марпл, заняться его выполнением. Зная Рейфила, это можно считать наиболее правдоподобным. Ну, хорошо, он хотел осуществить какой-то план и выбрал, нет, предназначил ее для его выполнения… но почему именно ее? Потому что случайно вспомнил о ней? Но почему он мог вспомнить о ней?

Мысли мисс Марпл вернулись к событиям, разыгравшимся на острове Сент-Оноре. Быть может, проблема, занимавшая Рейфила, как-то напомнила ему Сент-Оноре? Возможно, с нею связан кто-то, принимавший участие в тех событиях или бывший их свидетелем, и это напомнило Рейфилу о мисс Марпл? Если нет, то почему же он вдруг подумал именно о ней? Что в ней такого, что могло бы показаться ценным в глазах Рейфила? Пожилая, довольно в общем-то обычная женщина, у которой и сил уже мало, и ум далеко не такой острый, как был когда-то. Какими особыми данными она располагает?

Ничего подходящего не приходило ей в голову. Уж не решил ли Рейфил просто подшутить над нею? Можно ведь представить, что своеобразный юмор не покинул Рейфила и на смертном одре. Неоспоримо, что это вполне возможно.

— Какое-то нужное ему качество во мне должно быть, — пробормотала мисс Марпл. — В конце концов Рейфил вряд ли рассчитывал уже после смерти получить удовольствие от своей шутки. Вот только какое качество? Что во мне могло показаться таким для чего-то ценным?

Она с должным смирением попыталась оценить самое себя. Она любопытна и часто задает не совсем тактичные вопросы. Такое любопытство у провинциалки да еще старушки никого не удивляет. Может быть, дело именно в этом. Можно, конечно, поручить какому-нибудь частному детективу разведать что-то, выяснить какой-то вопрос, но что верно, то верно: насколько проще послать старушку, которая будет совать во все свой нос, болтать, не умолкая, стараться узнать о каждом всю его подноготную — и все будут находить это вполне естественным!

— Милая старушка, сплетничающая за чашкой кофе… да, это идеально подходит ко мне! Сколько их, и каждая, как две капли воды, похожа на другую… Немного рассеянная старушка, каких всюду можно встретить десятками, это при случае может быть великолепной маскировкой… Господи, неужели я напала на верное решение? Иногда я сразу могу оценить человека, потому что он напоминает мне кого-то другого, так что мне заранее ясны многие черты его характера… Я просто знаю, что за человек стоит передо мною, вот и все.

Мысли мисс Марпл снова вернулись к острову Сент-Оноре. Пока что единственная попытка — визит к Эстер Уолтерc — не дала никакого результата. Похоже, что с этой стороны помощи ждать не приходится.

— Боже, ну что вы за человек, мистер Рейфил! — с упреком проговорила мисс Марпл.

Позже, когда она уже легла, положив грелку, чтобы немного утихомирить разыгравшийся ревматизм, она снова проговорила — на этот раз с извиняющимся оттенком в голосе:

— Я сделала все, что от меня зависело.

Сказано это было так, словно тот, к кому она обращалась, находился рядом в комнате. Кто знает, быть может, какая-то телепатическая связь с усопшими все-таки существует и, если это так, она не станет увиливать от прямого разговора, подумала мисс Марпл.

— Я сделала все, что было в моих силах. Остальное зависит уже от вас.

С этими словами мисс Марпл устроилась поудобнее, выключила свет и спокойно уснула.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus