Агата Кристи  //   Немезида

Глава 4 — Послание из загробного мира

1

Дня через три или четыре после этого мисс Марпл получила письмо. Взяв его в руки, она, как обычно, сначала внимательно осмотрела конверт, почтовую марку и адрес, пришла к выводу, что это вряд ли может быть какой-то счет, и только потом открыла конверт. Внутри было отпечатанное на машинке письмо.

Дорогая мисс Марпл!

Когда вы прочтете эти строки, я буду уже мертв и похоронен. Согласно моему желанию, меня не кремируют. Мне всегда казалось совершенно невероятным, чтобы человек мог восстать из бронзовой урны с его пеплом и явиться к кому-то в виде привидения! Привидение, появляющееся из могилы, — вещь гораздо правдоподобная. А вдруг мне захочется кому-нибудь явиться? Кто знает? Не исключено, что я захочу вступить в контакт именно с вами.

Мои адвокаты уже наверняка связались с вами и сделали определенное предложение. Надеюсь, вы приняли его. Если нет, тоже не вздумайте мучить себя упреками. Решайте так, как считаете лучше.

Если мои адвокаты и почта надлежащим образом справятся со своими обязанностями, вы получите это письмо 11 числа. Через два дня вы получите уведомление из лондонского экскурсионного бюро. Надеюсь, то, что они предложат, не вызовет ваших возражений. Больше говорить об этом сейчас излишне. Будьте свободны в своих решениях и осторожны. Мне кажется, этим качеством вы обладаете. Вы ведь по-настоящему умная женщина. От всей души желаю вам счастья. Неплохо было бы оказаться рядом с вами в качестве ангела-хранителя. Надобность в этом вполне может возникнуть. С дружеским приветом!

Д. Б. Рейфил

— Еще два дня! — воскликнула мисс Марпл.

Она едва сумела дождаться, когда же они пройдут. Почта, однако, на этот раз четко справилась со своими обязанностями — так же, как и экскурсионное бюро «Знаменитые замки и парки Англии».

Уважаемая мисс Джейн Марпл!

Выполняя поручение покойного мистера Рейфила, высылаем Вам подробную программу экскурсии, отправляющейся из Лондона в будущий четверг, 17-го числа текущего месяца.

Если Вы найдете возможность посетить наше бюро, миссис Сендборн, руководительница экскурсии, с удовольствием ответит на Ваши вопросы и даст самые подробные разъяснения. Как правило, наши экскурсии длятся две-три недели. Мистер Рейфил считал, что данная экскурсия может особо заинтересовать Вас, поскольку ее маршрут охватывает те районы Англии, где Вы, насколько он мог об этом судить, еще не бывали, и позволяет познакомиться с пейзажами исключительной красоты. Мистер Рейфил позаботился о том, чтобы во время экскурсии Вам был обеспечен максимум удобств, которые может предложить наше бюро.

Мы просим Вас дать знать, когда Вы сможете посетить наше центральное управление на Беркли Стрит.

Мисс Марпл записала телефонный номер бюро, а затем сложила письмо и положила его в сумочку. После этого она позвонила двум своим знакомым. Одна из них принимала участие в организованной «Знаменитыми замками и парками Англии» экскурсии и с энтузиазмом отзывалась о ней, вторая же, хотя сама не ездила, но слышала от своих друзей, что эти экскурсии великолепно организованы и не слишком утомительны, но, правда, стоят весьма дорого. Закончив разговор, мисс Марпл набрала лондонский номер и сообщила, что посетит бюро в следующий вторник.

На следующий день в разговоре с Черри она заметила:

— Вероятно, скоро я поеду на экскурсию.

— На экскурсию? Куда? За границу?

— Нет, внутри страны. Показывать будут, главным образом, разные исторические здания и парки.

— А разумно это в вашем возрасте? Знаете, как это может быть утомительно? Там иногда часами приходится ходить пешком.

— Как раз сейчас я чувствую себя прекрасно, — возразила мисс Марпл, — и, насколько я слыхала, план поездки составляется так, чтобы не переутомлять людей даже со слабым здоровьем.

— Как бы там ни было, вам нужно беречь себя! Сердечный приступ никому не нужен, даже если он случится у самого прекрасного в мире фонтана! Староваты вы — извините уж мою грубость — для того, чтобы ездить на такие экскурсии. Мне и думать страшно о том, что вы там до смерти можете загнать себя.

— Как-нибудь за собой я присмотреть сумею, — не без достоинства ответила мисс Марпл.

— Разве я спорю? Только вы не забывайте о том, что вам уже беречься надо, — ответила Черри.

Собрав необходимые вещи, мисс Марпл выехала в Лондон и остановилась в одной из самых недорогих гостиниц. В договоренное время она появилась в экскурсионном бюро, где миссис Сендборн, симпатичная женщина лет тридцати пяти, встретила ее и сообщила, что это она будет заниматься организацией экскурсии.

— Насколько я понимаю, эти экскурсии… — начала мисс Марпл и смущенно умолкла.

— О, видимо, наше письмо было составлено недостаточно ясно. Мистер Рейфил оплатил уже все расходы.

— Вы, вероятно, знаете, что мистер Рейфил умер?

— Разумеется, но перед смертью он позаботился обо всем. Упомянул даже, что тяжело болен, но, тем более, хотел бы доставить радость старому другу, не имевшему в свое время возможности путешествовать вдоволь.

2

Через два дня мисс Марпл с небольшой сумкой в руках — новенький, элегантный чемодан был поручен заботам шофера — вошла в комфортабельный автобус. На сидении она обнаружила небольшую аккуратную книжечку, содержавшую список участников экскурсии, подробные сведения о дневном маршруте и описание основных достопримечательностей. Каждый мог выбирать одну из двух программ, причем книжечка в очень тактичной, завуалированной форме намекала, что один из них больше подходит для молодых, полных сил участников, другая предназначена для пожилых, нездоровых людей, которым больше по душе спокойно посидеть где-нибудь, чем карабкаться по крутым горным тропам.

Мисс Марпл, поглядывая на своих спутников, просматривала список имен. Похоже, что большинство ее спутников было занято тем же самым. Поглядывали они и на нее, но, насколько мисс Марпл могла судить, особого любопытства ни в ком из них она не вызывала.

Миссис Райсли-Портер

Мисс Джоанна Кроуфорд

Полковник Уокер с супругой

Мистер и миссис Г. Т. Батлер

Мисс Элизабет Темпл

Профессор Уонстед

Мистер Ричард Джеймсон

Мисс Ламли

Мисс Бентхем

Мистер Каспар

Мисс Кук

Мисс Барроу

Мистер Эмлин Прайс

Мисс Джейн Марпл

Среди спутников мисс Марпл были четыре пожилые женщины. Ими она и занялась в первую очередь, чтобы потом уже не забивать себе голову. Две явно путешествовали вместе. «Лет по семьдесят, — подумала мисс Марпл, — примерно мои сверстницы. Одна из них определенно женщина того типа, которые вечно беспокоятся, в автобусе стараются усесться либо на самом переднем, либо уж на самом заднем сидении, либо только на солнечной, либо только на теневой стороне, страдают либо от недостатка свежего воздуха, либо от его избытка. Рядом с дамами лежала кучка пледов, вязаных шарфов и путеводителей. Само собою, у них частенько побаливают то ноги, то спина, но ни возраст, ни болезни не мешают им наслаждаться жизнью, пока это возможно. Старые клячи, но не из тех, которые любят сидеть по домам.», — отметила про себя мисс Марпл.

Пятнадцать человек, не считая ее самой, миссис Сендборн и водителя. Поскольку Рейфил отправил ее на эту экскурсию, по крайней мере, один из этих пятнадцати должен каким-то образом оказаться нужным для нее. Сможет что-то объяснить ей, окажется либо как-то связанным с делом, либо даже убийцей. Может быть, уже совершившим преступление, а, может быть, только готовящимся к нему. Все может быть, подумала мисс Марпл, от Рейфила можно всего ожидать! Как бы то ни было, сейчас ее дело — наблюдать за этими людьми.

На правой стороне листочка блокнота она отметит те имена, которые заслуживают более пристального внимания, а на левой — те, которые могут быть интересны только с точки зрения возможности получить от них какую-то информацию. Такую информацию, о важности которой для дела мистера Рейфила и для раскрытия Правды (с большой буквы «П»!) они, возможно, и сами не подозревают. В конце блокнота она еще сегодня вечером непременно отметит, не напоминает ли ей тот или другой из спутников кого-то, знакомого по Сент-Мэри-Мид или еще как-нибудь. Всякое сходство может оказаться полезным указанием — в этом мисс Марпл не раз уже убеждалась.

Двум другим пожилым дамам было лет по шестьдесят. Одна из них была хорошо одетой и, видимо, занимавшей видное положение в обществе женщиной с резким, повелительным голосом. Девушка лет восемнадцати — девятнадцати, называвшая ее тетей Джеральдиной, была, вероятно, ее племянницей. С манерами и тоном тети она, видно, давно уже смирилась Симпатичное и, кажется, неглупое создание.

Через проход от мисс Марпл сидел широкоплечий, высокий мужчина, неуклюжая фигура которого казалась вылепленной каким-то старательным, но еще не очень умелым, юным скульптором… Предполагавшееся поначалу круглым лицо завершалось неожиданно угловатым, твердым подбородком. Густые, с проседью волосы и лохматые брови в сочетании с отрывистой речью делали его похожим на добродушную овчарку. Его сосед, высокий брюнет, явно иностранец, живо жестикулировал и ни минуты не мог спокойно усидеть на месте. Его речь со странным акцентом то и дело перемежалась французскими и немецкими выражениями. Широкоплечий мужчина в этих случаях предупредительно и без всяких усилий тоже переходил на немецкий или французский язык. Мисс Марпл, еще раз взглянув на них, пришла к выводу, что мужчина с лохматыми бровями, вероятно, профессор Уонстед, а непоседливый иностранец — мистер Каспар.

Любопытно было бы знать, о чем они так оживленно спорят, но за бешеной скороговоркой Каспара мисс Марпл уследить была просто не в силах.

Место перед мужчинами занимала вторая пожилая дама. Высокая, стройная женщина, которой давно уже, наверное, перевалило за шестьдесят, с сохранившей привлекательность внешностью. Женщина из тех, которые выделяются всюду, в любом обществе. Тронутые сединой темные волосы были уложены в высокий узел, оставлявший открытым красивый лоб; голос глубокий, мелодичный, ясный. «Это личность, — констатировала мисс Марпл. — Да, определенно недюжинная личность! Напоминает леди Эмили Уолдрон». Когда-то мисс Марпл довелось встретиться с Эмили Уолдрон, выдающейся ученой, удостоенной титула за научные достижения, и эта встреча произвела на нее неизгладимое впечатление.

Мисс Марпл продолжала разглядывать своих спутников. Одна из супружеских пар определенно прибыла из Америки: средних лет, симпатичная, ужасно разговорчивая жена и спокойно слушающий ее болтовню муж. Страстные туристы — это видно было с первого взгляда. Вторая, тоже средних лет пара — англичане. Муж — отставной офицер, мгновенно пришла к выводу мисс Марпл и поставила в списке птичку рядом со строкой «Полковник Уокер с супругой».

Речь сидевшего за ними худощавого мужчины изобиловала техническими терминами — вероятно, архитектор или строитель. Еще дальше сидели рядом две средних лет женщины, с путеводителями в руках, обсуждавшие ожидающие их достопримечательности. Одна — худенькая шатенка, другая — более плотная блондинка, лицо которой показалось мисс Марпл знакомым… Правда, сколько мисс Марпл ни напрягала память, вспомнить где же она могла ее видеть, так и не удалось. Может быть, были вместе в каком-то обществе, а, может, сидели друг против друга в поезде. Ничего особо привлекавшего внимание в этой женщине не было.

На задних местах сидел только один молодой человек лет девятнадцати или двадцати. Как и следовало ожидать учитывая его возраст, одет он был в потертые черные брюки и пурпурно-красный пуловер, а взлохмаченные темные волосы гривой падали ему на плечи. Он с интересом поглядывал на племянницу дамы с повелительными манерами, а та, насколько могла судить мисс Марпл, тоже не без интереса поглядывала на него. Хоть два юных существа в этом далеко не молодом обществе, подумала мисс Марпл.

На обед они остановились в уютной, расположенной на берегу реки гостинице, а затем осматривали Бленхеймский замок. Мисс Марпл уже дважды бывала здесь, так что, щадя ноги, большую часть времени провела в огромном парке замка.

Прибыв в отель, где намечено было провести ночь, члены небольшого общества начали знакомиться друг с другом. Неутомимая и проворная миссис Сендборн и впрямь отлично знала свое дело. Она старательно создавала маленькие группки, направляя к той или иной из них тех, кто пока еще оставался в одиночестве. — Вам непременно надо послушать полковника Уокера, это же настоящий специалист по цветам. У него есть просто редкостные экземпляры фуксий… — шептала она и, выслушав ее, человек постепенно и сам включался в разговор. Мисс Марпл успела уже выяснить имя каждого из собравшихся. Мужчина с лохматыми бровями действительно оказался профессором Уонстедом, а иностранец — мистером Каспаром. Даму с повелительными манерами звали миссис Райсли-Портер, а ее племянницу — Джоанна Кроуфорд. Эмлин Прайс, тот самый взлохмаченный молодой человек, и Джоанна уже, кажется, пришли к выводу, что есть темы, интересующие их обоих, и есть вопросы, не интересующие опять-таки обоих, — например, политика и тому подобные вещи.

Обе старушки, естественно, присоединились к мисс Марпл, найдя в ней родственную душу. Началось оживленное обсуждение ревматизма, болей в суставах, разнообразных диет, лекарств и снадобий, как промышленного изготовления, так и производства деревенских знахарок, которым удавалось, добиться успеха там, где пасовали самые знаменитые врачи. Затем разговор перешел на Сомерсетшир, где жили мисс Ламли и мисс Бентхем и где, вы просто не поверите, так трудно найти порядочного садовника.

Средних лет женщин, путешествовавших в одиночку, звали мисс Кук и мисс Барроу. У мисс Марпл по-прежнему было впечатление, что одна из них, белокурая мисс Кук, откуда-то знакома ей, только она не может припомнить, где ее встречала. Может быть, ей это только показалось. Может быть, ей только показалось и то, что мисс Барроу и мисс Кук словно бы избегают ее, стараясь держаться по возможности подальше. Вполне возможно, что это уже было чистым плодом фантазии.

Пятнадцать человек — и среди них, по крайней мере, один каким-то образом важен для нее. В ходе общей беседы мисс Марпл, наблюдая за лицами собеседников, упомянула имя Рейфила. Никто не прореагировал.

Женщина с привлекательной внешностью оказалась мисс Элизабет Темпл, бывшей директрисой известной женской школы. Ни одного из своих спутников мисс Марпл как-то не удавалось представить в роли убийцы, разве что мистера Каспара, да и то, только исходя из принципа, что от иностранцев можно ожидать чего угодно. Худощавого мужчину звали Ричардом Джеймсоном, и он, действительно, был архитектором.

— Может, завтрашний день принесет что-то новое, — пробормотала мисс Марпл.

3

Мисс Марпл легла в постель, устав смертельно. Осматривать достопримечательности — занятие интересное, но утомительное. Еще утомительнее, однако, наблюдать сразу за пятнадцатью людьми, думая о том, кто бы из них мог быть связан с убийством. Все это так не правдоподобно. Милые, порядочные люди, которые путешествуют, хотят повидать мир…

Мисс Марпл еще раз пробежала глазами список имен и сделала пару заметок в своем блокноте.

Мисс Райсли-Портер? Эта не может быть связана ни с каким преступлением. Слишком уж это светская дама и слишком она эгоцентрична.

Джоанна Кроуфорд, ее племянница? То же самое. Хотя девушка она довольно бойкая.

Разумеется, миссис Райсли-Портер может знать что-то, в конечном счете связанное с ее, Джейн Марпл, делом. Надо получше познакомиться с нею.

Мисс Элизабет Темпл? Незаурядная личность. Очень интересная. Ни одного из убийц, с которыми приходилось встречаться мисс Марпл, она не напоминала. «Воплощенная честность, — констатировала мисс Марпл. — Убить кого-нибудь она могла бы только ради общего блага или какой-нибудь возвышенной цели… Да нет, это чепуха. Мисс Темпл всегда отлично знает, что она делает и потому какие-то возвышенные оправдания явного преступления просто не приходили бы ей в голову. Впрочем, — продолжала размышлять мисс Марпл, — именно потому, что Элизабет Темпл — незаурядная личность, возможно… только возможно… что мистер Рейфил почему-то хотел, чтобы я встретилась с нею». Она сделала соответствующую заметку в блокноте.

«Надо взглянуть на дело и с другой стороны. До сих пор я выискивала личность предполагаемого убийцы… Но что, если речь идет о намеченной кем-то жертве? Кто бы мог подойти на эту роль? Пожалуй, никто. Разве что миссис Райсли-Портер… богатая… и достаточно неприятная особа. Племянница могла бы оказаться ее наследницей и столкнуться с анархистом Эмлином Прайсом. Вообще-то, дикость, но ничего лучшего в голову не приходит.

Профессор Уонстед? Несомненно, человек интересный. И очень симпатичный. Врач или занимается чистой наукой? Скорее, пожалуй, наукой…

Мистер и миссис Батлер? Ну, тут все ясно. Симпатичные американцы. Ни с Антильскими островами, ни с кем-либо, кого я знаю, никак не связаны. Нет, Батлеры к делу не относятся.

Ричард Джеймсон? Тот самый хилый архитектор. Может архитектор иметь какое-то отношение к делу? В принципе, почему бы и нет? Скажем, в стене может быть потайная ниша. В одном из старинных зданий, которые нам предстоит посетить, может оказаться подобный тайник, а в нем скелет… Мистер Джеймсон, сам архитектор, может, как никто лучше, помочь отыскать его и тогда… Господи, что за чушь лезет мне в голову.

Мисс Кук и мисс Барроу? Обе простые, вполне порядочные женщины. Однако мисс Кук я совершенно определенно где-то уже видела. Ничего, потом припомнится само собой.

Полковник Уокер и его жена? Очень милые люди. Отставной офицер, служил в основном в колониях. Побеседовать с ним приятно, но интерес для меня он вряд ли представляет.

Мисс Бентхем и мисс Ламли? Две старые клячи. Преступницами быть они никак не могут, но наверняка знают множество сплетен и какое-нибудь их замечание — пусть даже сделанное при разговоре о ревматизме, подагре и тому подобных вещах, — может оказаться существенным.

Мистер Каспар? Это может быть человек опасный. Слишком уж он легко возбудим. Во всяком случае, за ним надо приглядывать.

Эмлин Прайс? Судя по всему, студент университета. Тоже как правило народ, склонный к опрометчивым поступкам. Можно ли вообразить, что Рейфил пустил меня по следу какого-то студента? Зависит от того, что этот студент совершил или что он собирается совершить. Этот парень может быть каким-нибудь фанатиком-анархистом».

— Все, пора уже спать, — решила, окончательно выбившись из сил, мисс Марпл.

У нее ныли ноги, болела спина, и мозг, она сама это чувствовала, работал необычно вяло. Она закрыла глаза и сразу же уснула.

Ей приснился профессор Уонстед со своими лохматыми бровями, а потом лохматые брови вдруг исчезли с его лица, оказавшись фальшивыми. Мисс Марпл, вскрикнув, проснулась и, как часто бывает в подобных случаях, ее первой мыслью было, что сон принес разгадку. «Ну, разумеется, — подумала она, — разумеется, брови у него фальшивые и это все объясняет. Он и есть подлый преступник».

Еще через мгновение она окончательно проснулась и поняла, что никакой разгадки нет и в помине. Фальшивые у профессора Уонстеда брови или нет, ей это ничего не дает.

Увы, спать больше не хотелось.

Вздохнув, она встала с постели, накинула халат, вынула из сумки тетрадь и, сев за стол, принялась за работу.

«Задача, которую я взяла на себя, — писала она, — несомненно связана с каким-то преступлением. Мистер Рей-фил в своем письме дал это ясно понять. Вернее даже, прямо сказал об этом. Речь, однако, вряд ли может идти о шпионаже, финансовой афере или ограблении, потому что с такими вещами я никогда не имела дела и ничего в них не смыслю. Обо мне Рейфил знал только то, что на Сент-Оноре нам вдвоем пришлось распутывать дело об убийстве. Вообще говоря, судебная хроника не привлекает мое внимание, я никогда не читала книг по криминологии и не интересовалась этой тематикой, но, тем не менее, много раз оказывалась поблизости от убийств, с которыми были как-то связаны мои друзья или знакомые. Похоже, что существуют люди, с которыми странным образом неоднократно повторяются одинаковые случайности. Моя тетя пять раз попадала в кораблекрушение, а у одной из моих подруг настоящая наклонность — иначе это не назовешь — к авариям. Ее знакомые стараются не садиться с нею в одно такси. Она пережила уже четыре или пять автомобильных катастроф и два крушения поезда. Такие вещи случаются, похоже, без всякой видимой причины. Неохотно об этом пишу, но, если, слава богу, не со мною, то поблизости от меня часто случаются убийства».

Мисс Марпл немного передохнула, уселась поудобнее и продолжала:

«Мне следует попытаться насколько это возможно логично оценить задание, за которое я взялась. Каких-либо указаний я почти не получила — вернее сказать, совсем не получила. Вопрос, стало быть: о чем может идти речь? Ответ: не знаю. Довольно странный способ давать поручения для такого делового человека, каким был Рей-фил. Вероятно, он хотел, чтобы я инстинктивно пришла к чему-то, а потом уже следовала указаниям, которые будут мне переданы или о которых мне придется догадаться по каким-то намекам.

Следовательно: 1) Я получу указания. Указания от умершего. 2) Существо проблемы — правосудие. Я должна буду либо исправить допущенную им ошибку, либо разоблачить негодяя, сумевшего от него укрыться.

Это отвечает и названию «Немезида», которое Рейфил дал порученному мне заданию.

После того как я разберусь, о чем в принципе идет речь, я получу и первые существенные указания. Перед смертью Рейфил позаботился о том, чтобы я приняла участие в этой экскурсии. Зачем? Чтобы я смогла попасть в какое-то определенное место — дом или парк? Мало правдоподобно. Гораздо вероятнее, что дело в людях, принимающих участие в экскурсии. Лично я ни с кем из них не знакома, но кто-то из них должен быть связан с загадкой, которую мне предстоит решить. Кто-то из этой группы каким-то образом связан с убийством. Что-то знает о нем или близок к его жертве, или сам является убийцей. Еще до поры до времени не разоблаченным убийцей».

Мисс Марпл положила перо и кивнула, удовлетворенная ходом своих рассуждений. Можно было спокойно лечь в постель, но она добавила еще:

«И на этом завершен был день первый».

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus