Агата Кристи  //   Карибская тайна

Глава 9 — Мисс Прескотт и другие

— Кое-что дошло до моих ушей, — начала мисс Прескотт, понизив голос и внимательно оглядевшись по сторонам.

Мисс Марпл пододвинула свое кресло к ней поближе. Залучить мисс Прескотт для беседы с глазу на глаз оказалось не так легко. Священники — люди чрезвычайно семейственные, поэтому мисс Прескотт почти всегда сопровождал брат. Само собой, мисс Марпл и мисс Прескотт куда трудней было говорить начистоту в присутствии добродушного каноника.

— Мне сдается, — сказала мисс Прескотт, — хотя я, конечно, не хочу никого чернить, да, по существу, я ничего толком и не знаю…

— Я прекрасно вас понимаю, — заверила ее мисс Марпл.

— Мне сдается, что там был скандал еще при жизни его первой жены! Как будто эта женщина, эта Лаки, — что за имя, Господи! — кажется, двоюродная сестра его первой жены — приехала к ним и стала ему помогать разобраться с цветами, бабочками или чем там он занимался. Естественно, пошли разговоры, ведь они все время вместе да вместе — понимаете, о чем я?

— Со стороны много чего можно приметить, правда? — сказала мисс Марпл.

— Ну и потом, конечно, когда его жена внезапно умерла…

— Здесь, на этом острове?

— Нет, они тогда были не то на Мартинике, не то на Тобаго.

— Ясно.

— Но мне рассказывали люди, которые были там в то время, что врачу что-то показалось подозрительным.

— Вот как, — оживилась мисс Марпл.

— Это все, конечно, только пересуды, но, в общем, действительно мистер Дайсон женился потом очень быстро. — Она еще понизила голос. — Всего через месяц.

— Всего через месяц, — повторила ошеломленная мисс Марпл.

Собеседницы посмотрели друг на друга.

— Это выглядело.., мягко говоря, как проявление черствости, — сказала мисс Прескотт.

— Да, — согласилась мисс Марпл, — без сомнения. — Потом осторожно поинтересовалась:

— А деньги были замешаны?

— По правде сказать, не знаю. Он шутит иногда — может быть, вы слышали, — что жена «принесла ему удачу».

— Да, слышала, — сказала мисс Марпл.

— Некоторые понимают это так, что он удачно женился на богатой. Хотя, конечно, — мисс Прескотт явно хотела быть до конца справедливой, — она очень хорошенькая, этого нельзя отрицать, хотя смотря на чей вкус, конечно… Я-то лично думаю, что деньги были у его первой жены.

— А Хиллингтоны — состоятельные люди?

— Судя по всему, да. Не то что сказочно богатые — нет, именно состоятельные. Двое их мальчиков учатся в частной школе, хороший дом в Англии, и большую часть зимы они в путешествиях.

Тут подошел каноник и предложил немного прогуляться. Мисс Прескотт присоединилась к брату, а мисс Марпл осталась сидеть.

Через несколько минут к отелю быстрым шагом прошел Грегори Дайсон. Поравнявшись с ней, он приветливо помахал рукой.

— О чем это вы так задумались? — бросил он на ходу.

Мисс Марпл мягко улыбнулась, думая, как бы он отреагировал, ответь она: «Да вот размышляю, не убийца ли вы».

Это действительно казалось весьма вероятным. Все сходилось как нельзя лучше — эта история о смерти первой миссис Дайсон и рассказ майора Пэлгрейва о женоубийце, и его аналогия с «Делом о женах в ванне».

Да, все сходилось; только вот не слишком ли уж явно сходилось… Мисс Марпл тут же одернула себя: можно подумать, ей точно известно, как совершаются подобные преступления?

Она даже вздрогнула, услышав чей-то резкий голос:

— Вы Грега случайно не видели, мисс.., мм…

«Лаки не в духе», — подумала мисс Марпл.

— Только что прошел туда, к отелю.

— Так я и знала! — раздраженно воскликнула Лаки и стремглав ринулась дальше.

«Сорок ей уже есть, и выглядит она не моложе», — прикинула мисс Марпл.

Она вдруг почувствовала жалость — ко всем Лаки на свете, с которыми Время обращается столь безжалостно…

Услышав сзади какой-то шум, она повернулась вместе с креслом.

Мистер Рефил, поддерживаемый Джексоном, совершал свой утренний моцион.

Джексон усадил своего хозяина в кресло-каталку и старался всячески ему услужить. Мистер Рефил нетерпеливо махнул рукой, отсылая его прочь, и Джексон двинулся в направлении отеля.

Мисс Марпл решила действовать немедленно: мистера Рефила надолго одного не оставляют, Эстер Уолтере может прийти в любую минуту. Мисс Марпл нужно было поговорить с мистером Рефилом с глазу на глаз, как раз представлялся случай. Надо сразу брать быка за рога. Для всяких преамбул нет времени. Мистер Рефил не станет слушать праздную старушечью болтовню. Он тогда просто сбежит в свое бунгало, спасаясь от ее преследований. Так что вперед — и с места в карьер.

Она подошла к нему, пододвинула кресло и, усаживаясь, сказала:

— Хочу вас кое о чем спросить, мистер Рефил.

— Ладно, спрашивайте, — пробурчал мистер Рефил, — так и быть. Небось денег будете просить. На что — на миссии в Африке, на ремонт храма или на что другое?

— Я действительно принимаю участие в нескольких проектах подобного рода и буду счастлива, если вы сделаете пожертвование. Но спросить я вас хочу совсем не об этом. А вот о чем: не рассказывал ли вам майор Пэлгрейв историю об убийстве?

— О-о, — отозвался мистер Рефил. — Вам, значит, тоже? И вы, надо полагать, приняли все за чистую монету?

— Признаться, я не знала, что и подумать. А вам он что рассказал?

— Наплел про некую пригожую бабенку, — сказал мистер Рефил, — этакую Лукрецию Борджиа[Лукреция Борджиа (1480—1519) — представительница итальянского аристократического рода, игравшего важную политическую роль в Италии XV—XVI веков и широко использовавшего в политических целях убийства, в частности отравление. ] наших дней. Красивая, молодая, волосы просто золотые — все при ней.

— Да? — обескураженно отозвалась мисс Марпл. — И кого же она убила?

— Мужа, кого же еще?

— Яд?

— Нет, кажется, подсыпала ему снотворное, а потом сунула его голову в духовку. Лихая, ничего не скажешь. Пыталась представить как самоубийство. Отделалась в общем легко. Ограниченная ответственность или как это там называется. В наши дни тебя всерьез не засудят, если ты красотка или молодой хулиганствующий маменькин сынок. Да что говорить!

— А фотографию вам майор показывал?

— Какую — этой женщины? Нет. С какой стати?

— О…

Мисс Марпл не знала, что и думать. Ясное дело: майор Пэлгрейв потчевал людей рассказами не только о подстреленных им тиграх и слонах, но и о разных убийствах. Вероятно, у него был целый арсенал таких историй. Что ж, придется оставить эту затею… Ее вывел из задумчивости внезапный оглушительный рев мистера Рефила:

— Джексон!

Ответа не последовало.

— Хотите, я его разыщу? — предложила мисс Марпл, вставая.

— Бесполезно. Небось кочует где-нибудь, что же еще. Дрянь человек. Никчемная личность. Впрочем, меня он устраивает.

— Пойду посмотрю, где он.

Джексон сидел в дальнем углу террасы и пил коктейль с Тимом Кендалом.

— Вас зовет мистер Рефил, — сказала мисс Марпл. Джексон сделал выразительную гримасу, осушил свой стакан и встал.

— Ну вот, — сказал он. — Ни минуты покоя, ни минуты! Поручил мне сделать два телефонных звонка и особый диетический заказ — я надеялся, что все это даст пятнадцатиминутное алиби. Куда там! Благодарю вас, мисс Марпл. Спасибо за коктейль, мистер Кендал.

Он ушел.

— Жаль парня, — сказал Тим. — Иной раз предложишь ему выпить, просто чтоб подбодрить. Что бы вы хотели, мисс Марпл? Сок лайма? Я знаю, вы любите.

— Нет-нет, спасибо. Я думаю, ухаживать за таким человеком, как мистер Рефил, — всегда дело неблагодарное. Инвалиды — тяжелые люди…

— Я не только это имел в виду. За те деньги, какие ему платят, можно и потерпеть стариковские причуды, к тому же Рефил еще ничего, бывают хуже. Я скорей про другое… — Он замялся.

Мисс Марпл посмотрела на него испытующе.

— Ну.., как бы это лучше сказать.., ему трудно в смысле общения. Все такие снобы-расснобы, а ровни ему здесь нет — никого. Он выше, чем прислуга, и ниже, чем средний отдыхающий, — так, по крайней мере, мне кажется где-то уровень викторианской гувернантки[…уровень викторианской гувернантки… — Характерный для эпохи правления королевы Виктории (1837—1901). ]. Даже эта секретарша, миссис Уолтере, смотрит на него свысока. Тяжело ему. — Помолчав, Тим с некоторым пафосом заключил:

— В таких местах, как это, социальные проблемы чрезвычайно обострены!

Мимо них прошел доктор Грэм с книгой в руке и уселся за стол, откуда хорошо было видно море.

— Доктор Грэм чем-то озабочен, — заметила мисс Марпл.

— Не он один.

— Вы тоже? Чем? Наверно, смертью майора Пэлгрейва?

— Нет, это меня уже не интересует. Похоже, об этом все успели забыть — жизнь идет своим чередом. Нет, я тревожусь за Молли, мою жену. Вы не знаете, как бороться со снами?

— Со снами? — удивилась мисс Марпл.

— Да — с плохими снами, с кошмарами. Они иногда каждому из нас снятся. Но Молли — она теперь постоянно их видит и очень пугается. Может быть, что-то можно с этим сделать? Лекарство какое-нибудь? Она пробовала пить снотворное, но говорит, от него только хуже — хочешь проснуться и не можешь.

— А что ей снится?

— Что кто-то ее преследует… Или подглядывает за ней, шпионит — она, даже когда просыпается, не может отделаться от этого чувства.

— Ну а врачи…

— У нее предубеждение против врачей. Даже слышать о них не хочет… Ладно, ничего. Думаю, все пройдет. Но, понимаете, мы были так счастливы. Радовались жизни. А теперь вот, с недавних пор… Может быть, это смерть старика Пэлгрейва выбила ее из колеи. Она.., так изменилась…

Он встал.

— Извините, дела. Так вы уверены, что не хотите лайма?

Мисс Марпл покачала головой, целиком погрузившись в свои мысли. Ее лицо было очень тревожным.

Придя к какому-то заключению, она посмотрела на доктора Грэма и решилась.

— Я должна попросить у вас прощения, доктор Грэм, — сказала она, подходя к его столику.

— Неужели? — несколько удивленно, но добродушно отозвался доктор, галантно пододвигая ей стул.

— Увы, я совершила довольно неприглядный поступок, — сказала мисс Марпл. — Я намеренно солгала вам, доктор Грэм.

Она посмотрела на него с опаской.

Ее признание доктора не потрясло, хотя все же несколько озадачило.

— В самом деле? — спросил он. — Ну, не стоит из-за этого так уж расстраиваться.

О чем же солгала эта милая старушка, гадал он, — убавила свой возраст? Хотя вроде бы о возрасте вообще речь не заходила.

— Что ж, я готов выслушать вас, — сказал он, поскольку ясно было, что она хочет облегчить душу.

— Помните наш разговор о фотографии моего племянника, которую я дала майору Пэлгрейву, а он не успел вернуть?

— Конечно, помню. Очень жаль, что мы не смогли ее отыскать.

— Не было никакой фотографии, — сказала мисс Марпл тихим и жалобным голосом.

— Прошу прощения?

— Не было никакой фотографии. Я выдумала эту историю.

— Выдумали? — В голосе доктора Грэма зазвучала досада. — А зачем?

И тут мисс Марпл рассказала ему все. Четко и ясно, без экивоков. Про свой разговор с майором Пэлгрейвом, про рассказанную им историю о двух убийствах, про то, как он хотел показать ей снимок, про его внезапное замешательство; потом перешла к своим собственным тревогам и к своему решению разобраться, в чем дело.

— Вот мне и пришлось сказать вам заведомую не правду. Надеюсь, вы меня простите.

— То есть у вас создалось впечатление, что он собирался показать вам фотографию убийцы?

— Так он сам сказал, — ответила мисс Марпл. — Во всяком случае, он сказал, что снимок подарил ему знакомый, от которого он услышал эту историю об убийствах.

— Ясно, ясно. И — простите, что я спрашиваю — вы ему поверили?

— Теперь мне сложно вспомнить, поверила ли я ему в тот момент. Но на другой день, как вы знаете, он умер.

— Да, — сказал доктор Грэм, вдруг в полной мере осознав жестокий смысл этих слов. — На другой день он умер…

— И снимок пропал.

Доктор Грэм посмотрел на нее, явно не зная, что сказать.

— Извините меня, мисс Марпл, — промолвил он наконец, — то, что вы рассказали мне сейчас, — правда?

— Ваши сомнения совершенно естественны, — сказала мисс Марпл. — Я на вашем месте тоже сомневалась бы. Да, сейчас я рассказала вам правду, но боюсь, что вам придется поверить мне на слово. Впрочем, не столь уж важно, поверите вы или нет — я сочла, что все равно вы должны об этом знать.

— Для чего?

— Для того, чтобы иметь всю информацию на случай…

— На какой же?

— На случай, если захотите что-то предпринять.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus