Агата Кристи  //   Зеркало треснуло

Глава шестая

1

— Вот и я, — объявила мисс Найт, ставя поднос с завтраком на столик у постели мисс Марпл.

— А как мы себя чувствуем сегодня утром? Я вижу, мы раздвинули наши занавески, — добавила она с ноткой неодобрения в голосе.

— Я просыпаюсь рано, — сказала мисс Марпл.

— В моем возрасте вы, наверное, тоже будете вставать рано.

— Звонила миссис Бантри, — сообщила мисс Найт, — примерно с полчаса назад. Она хотела поговорить с вами, но я сказала, чтобы она позвонила позже, после того как вы позавтракаете. Я не хотела беспокоить вас так рано, пока вы даже чая не пили и ничего не ели.

— Когда звонят мои подруги, — сердито заметила мисс Марпл, — я предпочитаю, чтобы меня звали к телефону.

— Конечно, это моя вина, — прошептала мисс Найт, — но мне показалось это очень неразумным. Если бы вы к этому времени съели хоть вареное яичко и выпили свежего чая, тогда другое дело.

— Полчаса назад, — задумчиво пробормотала мисс Марпл, — это значит… погодите-ка… да… в восемь часов?

— Чересчур рано, — заметила мисс Найт.

— Не думаю, — продолжала размышлять вслух мисс Марпл, — что миссис Бантри позвонила бы мне в такой час, не имея на то веских оснований. Обычно она не звонит мне рано утром.

— О, дорогая, не забивайте себе голову, — попыталась успокоить ее мисс Найт.

— Думаю, она скоро позвонит снова. Или, быть может, вы хотите, чтобы я позвонила ей?

— Нет, благодарю вас, — поспешила возразить мисс Марши

— Я, пожалуй, сперва позавтракаю, пока завтрак не остыл.

— Надеюсь, я ничего не забыла, — бодро сказала мисс Найт.

Все было в полном порядке. Чай был достаточно крепким, яйца варились ровно 3 минуты 45 секунд, гренки были обжарены со всех сторон равномерно, масло нарезано аккуратными кружочками, и рядом стоял маленький горшочек с медом. В некотором смысле мисс Найт все же была незаменима. Мисс Марпл позавтракала с явным удовольствием. Вскоре снизу донесся гул пылесоса. Это пришла Черри.

С шумом пылесоса успешно состязался голос Черри, Напевавшей одну из самых последних популярных песенок. Вошедшая за подносом мисс Найт покачала головой.

— Мне очень хотелось бы, — заявила она, — чтобы эта молодая особа пела не так громко. У нее нет никакого понятия о вежливости.

Мисс Марпл слегка улыбнулась.

— Черри просто не приходит в голову, что она должна быть вежливой, — заметила она.

— И на что ей эта вежливость.

Мисс Найт фыркнула:

— В наше время все было не так.

— Естественно, — произнесла мисс Марпл.

— Времена меняются, и с этим приходится мириться. Кстати, — добавила мисс Марпл, — может быть, вы теперь позвоните миссис Бантри и узнаете, что ей было нужно.

Мисс Найт поспешно вышла. Через несколько минут раздался стук в дверь и вошла Черри, довольно симпатичная молодая девушка. Поверх темно-синего платья она натянула резиновый передник, лихо разукрашенный морскими эмблемами.

— У вас очень милая прическа, — заметила мисс Марпл.

— Сделала вчера перманент, — сказала Черри.

— Волосы пока еще жестковаты, но скоро все войдет в норму.

— Я зашла к вам узнать, слышали ли вы последние новости?

— Какие новости? — спросила мисс Марпл.

— О том, что случилось вчера в Госсингтон-холле. Вы знаете, что там был прием в пользу госпиталя Святого Джона.

Мисс Марпл кивнула.

— Что же случилось? — спросила она.

— Одна женщина умерла в самый разгар праздника. Некая миссис Бедкок. Жила через дом от нас. Вряд ли вы ее знаете.

— Миссис Бедкок? — тревожно переспросила мисс Марпл.

— Но ведь я ее знаю. Я думаю… да, это была она… та самая женщина, что помогла мне подняться в тот день, когда я упала, помните? Она была очень любезна.

— О, Хеся Бедкок всегда была очень любезна, — согласилась Черри.

— Некоторые считают, что даже чересчур любезна и слишком навязчива. Ну, так или иначе, она взяла там и умерла.

— Умерла? Но отчего?

— Почем я знаю? — ответила Черри.

— Она пришла туда как секретарь Ассоциации госпиталя Святого Джона. Я слышала, она там что-то выпила, минут через пять почувствовала себя плохо и умерла, прежде чем сумели что-либо сделать.

— Потрясающее происшествие! — возбужденно пробормотала мисс Марпл.

— У нее было слабое сердце?

— Стучало, как молот. Так, по крайней мере, говорят, — сказала Черри.

— Но, конечно, никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Разве не так? Некоторые скрывают свои болезни, но здесь, как мне кажется, совсем другое. Они не послали ее домой.

Мисс Марпл была озадачена:

— Кого не послали? Что вы имеете в виду?

— Ну, ее — ее тело, — весел, — изрекла Черри.

— Врач говорит, что сначала надо сделать вскрытие. Он сказал, что никогда ни от чего ее не лечил и что нет признаков, указывающих на причину смерти. Забавно!

— А этим что вы хотите сказать? — спросила мисс Марпл.

— Ну…

— Черри задумалась.

— Забавно. Ну, казалось, что за всем этим что-то кроется.

— Ее муж сильно расстроился?

— Побледнел как мертвец. Никогда раньше не видела, чтобы мужчина так переживал.

Мисс Марпл с трудом улавливала оттенки ее голоса. Услышав интонацию последних слов, она слегка наклонила голову набок, чем стала очень напоминать любопытную птицу.

— Он был ей так предан?

— Он делал все, что она ему говорила, и ни в чем ей не перечил, — произнесла Черри.

— Но ведь это вовсе не преданность. Это означает, скорее, что он был у нее под каблуком.

— Вам она не нравилась? — спросила мисс Марпл.

— Вообще-то, я ее почти не знала, — ответила Черри.

— Не скажу, что я ее сильно не любила, но мне не нравилось, что она такая назойливая. Мы совершенно разные люди.

— Вы хотите сказать, что она была слишком любопытна?

— Нет, нет, — быстро произнесла Черри, — совсем не это. Она была очень доброй женщиной и страшно любила заботиться о других. И она была совершенно уверена, что лучше всех знает, кому что нужно. Что думали об этом другие, ее совершенно не интересовало. У меня тетка такая же была. Обожала булочки с тмином, очень часто их пекла и угощала всех своих знакомых, нисколько не заботясь о том, нравятся им эти булочки или нет. Вы же знаете, есть люди, которые их просто терпеть не могут, не выносят даже запаха тмина. Так вот Хеся Бедкок была чем-то на нее похожа.

— Да, — задумчиво произнесла мисс Марпл.

— Да, наверное, она была именно такой. Я тоже знала когда-то одну женщину, похожую на нее. Такие люди часто находятся в опасности, хотя и не подозревают об этом.

Черри удивленно уставилась на нее:

— Забавно. Правда, я не совсем понимаю, что вы имеете в виду.

Вошла мисс Найт.

— Миссис Бантри куда-то вышла, — сообщила она, — и не сказала, куда пойдет.

— Догадываюсь, куда она пошла, — заметила мисс Марпл.

— Она пошла ко мне. Пора вставать и одеваться.

2

Едва мисс Марпл успела устроиться в своем любимом кресле у окна, как появилась миссис Бантри.

— Мне так много нужно вам рассказать, Джейн, — бросила она.

— О празднике? — спросила вдруг мисс Найт

— Вы ведь были на празднике вчера вечером, да? Я сама заходила туда ненадолго после обеда. Палатка с чаем была переполнена. Там было удивительно много народу. Я, к несчастью, даже мельком не смогла увидеть Марину Грегг.

— Она смахнула тряпкой пыль со стола и оживленно добавила:

— Ну, теперь, я уверена, вам хочется немного поболтать друг с другом. Она вышла из комнаты.

— Она, кажется, еще ничего об этом не знает, — заметила миссис Бантри, внимательно взглянув на свою подругу.

— Джейн, я уверена, что вы-то знаете?

— Вы говорите о вчерашней смерти?

— Всегда вы все знаете! — с восхищением произнесла миссис Бантри.

— Как только это вам удается, ума не приложу.

— Собственно говоря, моя дорогая, на моем месте каждый знал бы столько же. Мне рассказала об этом Черри Бейкер, моя поденщица. Я уверена, что мисс Найт узнает о происшедшем от мясника.

— И что вы думаете об этом? — полюбопытствовала миссис Бантри.

— О чем?

— Ну, не надо притворяться, Джейн, вы же прекрасно знаете, что я имею в виду… Эта женщина… как же ее…

— Хеся Бедкок, — подсказала мисс Марпл.

— Она появляется на приеме абсолютно здоровой и в прекрасном настроении. Я как раз была там, когда она пришла. И вдруг, примерно через четверть часа, она садится в кресло, говорит, что ей вдруг стала плохо, затем начинает задыхаться и умирает. Что вы думаете обо всем этом?

— Никогда не следует торопиться с выводами, — заметила мисс Марпл.

— Главное сейчас — это то, что врачи думают о причине ее смерти.

Миссис Бантри кивнула.

— Говорят, собираются провести дознание и вскрытие тела, а из этого, я думаю, — добавила она, — можно сделать вывод, что они думают.

— Не обязательно, — возразила мисс Марпл.

— Любой человек может заболеть и внезапно умереть. В этом случае необходимо проводить вскрытие, чтобы найти причину смерти.

— Но ведь и это еще не все! — воскликнула миссис Бантри.

— А что же еще? — спросила мисс Марпл.

— Придя домой, доктор Сэндфорд позвонил в полицию.

— Откуда вам это известно? — с огромным интересом спросила мисс Марпл.

— От старого Бриггса. Вернее, не совсем от него, — заметила миссис Бантри.

— Вы знаете, что он по вечерам ухаживает за садом доктора Сэндфорда. Вчера под окнами его кабинета он подстригал кусты и слышал, как доктор вызывал по телефону полицейский участок в Мач-Бенгэм. Бриггс рассказал об этом своей дочери, та — почтальону, а уж он — мне.

Мисс Марпл улыбнулась.

— Вижу, — произнесла она, — в Сент-Мери-Мид ничего не изменилось. Как было, так и осталось.

— Да, система связи все та же, — согласилась миссис Бантри.

— Ну, а теперь, Джейн, скажите мне, что вы об этом думаете?

— Первая мысль, конечно, о муже, — задумчиво бросила мисс Марпл.

— Он там был?

— Да, был. А, может быть, это самоубийство? — спросила миссис Бантри.

— Самоубийство? Нет. И еще раз нет, — решительно возразила мисс Марпл.

— Она была не из тех, кто решается на это.

— Как вы познакомились с ней, Джейн?

— Как-то я гуляла по Жилмассиву и упала как раз у ее дома. Она была очень любезна и очень добра ко мне.

— А мужа ее вы видели? Не показался ли он вам человеком, способным отравить свою, жену?

— Заметив протестующий жест мисс Марпл, миссис Бантри быстро продолжала:

— Вы же понимаете, что я имею в виду, Джейн. Не напомнил ли он вам майора Смита, или Берти Джонса, или кого-нибудь еще, известного вам прежде, кто отравил свою жену или попытался сделать это?

— Нет, — ответила мисс Марпл.

— Он никого мне не напомнил, а вот она напомнила.

— Кто? Миссис Бедкок?

— Да, — произнесла мисс Марпл.

— Она напомнила мне некую Элисон Уайльд.

— А что представляла из себя эта Элисон Уайльд?

— Она совсем не знала, — медленно произнесла мисс Марпл, — жизни. Она никогда не думала о людях и поэтому у нее не было никакой защиты от того, что с ней происходило.

— Нет, я решительно ни слова не понимаю из того, что вы говорите, — заявила миссис Бантри.

— Это очень трудно объяснить, — сказала мисс Марпл извиняющимся голосом.

— В основе всего этого лежит эгоцентризм. Не эгоизм, нет, — подчеркнула мисс Марпл, — а именно эгоцентризм. Можно быть доброй, бескорыстной, внимательной. Но если вы похожи на Элисон Уайльд, вам совершенно безразлично, что вы делаете и для кого. Поэтому никогда не известно, что может произойти с вами.

— Нельзя ли это как-то пояснить, — попросила миссис Бантри.

— Я могу привести один абстрактный пример. В действительности, конечно, этого никогда не происходило.

— Прошу вас, — сказала миссис Бантри.

— Допустим, вы пришли в магазин. Вы знаете, что сын хозяйки — спекулянт, то есть человек с преступными наклонностями. И вот в его присутствии вы сообщаете его матери, что у вас дома есть крупная сумма денег, изделия из золота и серебра, драгоценности. По какой-то причине вы взволнованы и вам не терпится с кем-нибудь поговорить о ваших сокровищах. При этом вы как бы случайно упоминаете, что вечером вас не будет, а дом вы никогда не закрываете на замок. Вы с огромным воодушевлением обо всем ей рассказываете. Вы не можете иначе, потому что сама мысль о сокровищах довлеет над вами.

А затем представим, что в тот же самый день вечером вы отправляетесь к своим друзьям и тут вдруг вспоминаете, что что-то забыли. Вы возвращаетесь домой и видите этого молодого человека, который роется в ваших вещах. Застигнутый врасплох, он поворачивается и убивает вас.

— В наше время это с каждым может случиться, — заметила миссис Бантри.

— Отнюдь, — возразила мисс Марпл.

— У большинства людей есть чувство самозащиты. Они понимают, когда, что и в чьем присутствии можно говорить. Но Элисон Уайльд никогда над этим не задумывалась. Она принадлежала к тем людям, которые любят поболтать о том, что они сделали, видели или слышали. Они никогда не говорят, что сделал или сказал кто-нибудь другой. Жизнь для них — дорога с односторонним движением и касается только лично их. Все другие представляют не больше интереса, чем обои в комнате.

— Она замолчала и после паузы добавила:

— Мне кажется, Хеся Бедкок была именно такой женщиной.

— Вы думаете, — спросила миссис Бантри, — она способна была вмешаться в какое-нибудь дело, не зная, к чему это приведет?

— Скорее, не сознавая, что это может быть опасным для нее, — ответила мисс Марпл.

— Вот, по-моему, единственная причина, по которой ее могли убить. Если, конечно, мы правы, предполагая, что ее убили.

— А не могла ли она шантажировать кого-нибудь? — предположила миссис Бантри.

— Как вы думаете?

— О нет, — заверила ее мисс Марпл.

— Она была доброй и хорошей женщиной и никогда не сделала бы ничего подобного. Вся эта история, — с досадой добавила она — представляется мне очень не правдоподобной. Я начинаю думать, не могла ли она…

— Ну? — заинтересованно спросила миссис Бантри.

— Хотела бы я знать, — задумчиво произнесла мисс Марпл, — не могла ли Хеся Бедкок погибнуть по ошибке.

Неожиданно распахнулась дверь, и в комнату влетел доктор Хейдок в сопровождении возбужденной мисс Найт.

— Я вижу, вы уже взялись за дело, — заметил он, бросив взгляд на обеих дам.

— Я зашел, чтобы справиться о вашем здоровье, — сказал он, обратившись к мисс Марпл, — но теперь вижу, что в этом нет необходимости. Вы ведь уже начали принимать рекомендованное мною средство?

— Какое, доктор.

Доктор Хейдок указал пальцем на вязание, брошенное мисс Марпл на столик рядом с кроватью.

— Распутывание, — сказал он.

— Я прав, не так ли?

Мисс Марпл смущенно заморгала.

— Вы шутите, доктор Хейдок? — спросила она.

— Не пытайтесь ввести меня в заблуждение, дорогая моя. Вам это все равно не удастся. Я вас слишком хорошо знаю. Внезапная смерть в Госсингтон-холле, и по Сент-Мери-Мид уже бродит масса слухов! Все говорят об убийстве, хотя результатов дознания еще нет.

— Кстати, когда оно должно состояться? — спросила мисс Марпл.

— Послезавтра. К этому времени, — продолжал доктор Хейдок, — я надеюсь, вы узнаете, кто преступник, и решите, какого наказания он заслуживает. Ну, ладно, — добавил он, — не буду больше здесь задерживаться. Нет смысла тратить время на пациентку, которая не нуждается в моей помощи. Ваши щеки порозовели, ваши глаза блестят, вы начинаете наслаждаться жизнью. До встречи.

Он вышел.

— Я решительно предпочитаю его Сэндфорду, — заметила миссис Бантри.

— Я тоже, — согласилась мисс Марпл.

— К тому же он преданный друг. И пришел сюда, чтоб придать мне сил и побудить к делу.

— Значит, это все-таки было убийство, — произнесла миссис Бантри. Подруги посмотрели друг на друга.

— Во всяком случае, так считает доктор.

Вошла мисс Найт, неся поднос с кофе, Обе леди были слишком возбуждены разговором, чтобы приветствовать это появление. Когда мисс Найт вышла, мисс Марпл немедленно приступила к делу:

— Значит, Долли, вы там были…

— Можно сказать, я видела собственными глазами, как это случилось, — с нескрываемой гордостью заявила мисс Бантри.

— Чудесно! Я хотела сказать… ну, надеюсь, вы поняли, что я хотела сказать. Вы можете подробно рассказать мне все, что произошло с момента вашего появления там?

— Меня провели в дом, — начала миссис Бантри, — как включенную в число избранных.

— Кто вас провел?

— Какой-то худощавый молодой человек. Кажется, он секретарь Марины Грегг или что-то в этом роде. Мы поднялись по лестнице. Там наверху был прием.

— Прямо на лестничной площадке? — удивленно спросила мисс Марпл.

— Они там все переделали. Соединили лестничную площадку с одной из спален, так что получился небольшой зал, причем довольно привлекательный.

— Понимаю. И кто же там был?

— Прежде всего сама Марина Грегг, необычайно любезная и весьма очаровательная в своем серо-зеленом платье. Затем ее муж, конечно, и Элла Зилински — помните, я вам о ней говорила, — его секретарь. Было еще примерно восемь-десять гостей. Некоторых из них я знала, некоторых — нет. Последние, в основном, с киностудий. Кроме того, там были викарий и жена доктора Сэндфорда. Сам доктор появился гораздо позже — с мистером Клиттерингом и шерифом. По-моему, там также были представители прессы, а одна девушка с большим фотоаппаратом снимала всех прибывающих.

Мисс Марпл кивнула:

— Продолжайте.

— Хеся Бедкок и ее муж прибыли почти сразу же за мной. Марина Грегг очень мило меня приветствовала, затем еще кого-то — ах, да, викария, а потом появилась Хеся Бедкок с мужем. Она была, оказывается, секретарем Ассоциации госпиталя Святого Джона. Кто-то, помню, упомянул об этом и сказал, что она просто незаменима в своем деле. Марина Грегг говорила с ней очень любезно. А затем миссис Бедкок, которая, должна сознаться, Джейн, показалась мне несколько утомительной особой, принялась за какую-то нескончаемую историю о том, как она когда-то встречалась с Мариной Грегг. По-моему, не очень-то тактично было упоминать, что это было много лет назад и все такое. Уверена, что и актрисы, и кинозвезды, да и прочие женщины, не слишком любят, когда им напоминают об их возрасте. Но миссис Бедкок, полагаю, просто не подумала об этом.

— Да, — согласно кивнула мисс Марпл, — она по складу своего характера просто была не способна подумать об этом. Ну, и что же было дальше?

— Ничего особенного, если не считать того, что Марине Грегг буквально на несколько минут изменила ее обычная любезность.

— Вы хотите сказать, что она была раздражена?

— Нет, нет, я имела в виду вовсе не это: Я даже не совсем уверена, что она слышала хотя бы слово из того, что говорила миссис Бедкок. Понимаете, когда та закончила свою довольно глупую историю о том, как она, больная, встала с постели и встретилась все-таки с Мариной Грегг, чтобы получить ее автограф, наступила весьма странная пауза. Полное молчание. А потом я увидела ее лицо.

— Чье лицо? Миссис Бедкок?

— Нет. Марины Грегг. Казалось, она не слышала ни единого слова Хеси Бедкок. Она уставилась через ее плечо прямо на противоположную стену. И у нее было такое выражение, как будто… право, не знаю, как и объяснить.

— Попытайтесь, Долли, — попросила мисс Марпл.

— Это может оказаться важным.

— У нее был какой-то замороженный взгляд, — сказала миссис Бантри, пытаясь подобрать наиболее подходящие слова, — как будто она увидела что-то, что… о боже мой, как все это сложно описать! Вы помните волшебницу Шалот.

Разбилось зеркало, звеня. «Беда! Погибель ждет меня!»

— Воскликнула Шалот.

Вот что выражал ее взгляд. В наши дни Теннисон представляется молодежи ужасно смешным, но волшебница Шалот всегда поражала меня — из юности, и даже сейчас.

— У нее был замороженный взгляд, — задумчиво повторила мисс Марпл.

— И она смотрела через плечо миссис Бедкок на стену. Что было на этой стене?

— Кажется, какая-то картина, — ответила миссис Бантри.

— По-моему, итальянская. Вполне возможно, это копия одной из мадонн Беллини, но я не уверена. Картина, на которой дева Мария держит на руках смеющегося младенца.

Мисс Марпл нахмурилась:

— Не думаю, чтобы эта картина могла произвести на нее такое впечатление.

— Особенно если учесть, что она видит ее ежедневно, — прибавила миссис Бантри.

— По лестнице все еще поднимались гости?

— Да.

— А кто именно, не помните?

— Вы считаете, что она могла смотреть на кого-нибудь из тех, кто поднимался по лестнице?

— Ну, это ведь не исключено, не так ли? — спросила мисс Марпл.

— Да… конечно… Сейчас попытаюсь припомнить. Там был мэр, весь в орденах, и его жена. Затем какой-то длинноволосый совсем еще молодой мужчина с очень забавной бородкой, которые сейчас в моде. Потом девушка с фотоаппаратом, о которой я уже говорила. Она стояла на лестнице, чтобы ей было удобно снимать и прибывающих гостей, и Марину Грегг, встречающую их. Было еще несколько человек. Двоих я не знаю. Видимо, они с киностудии. Были еще Грайсы из «Лоуэр-фарм». Были, возможно, и другие, но я сейчас не в состоянии их вспомнить.

— Да, это мало что дает, — заметила мисс Марпл.

— Что же было дальше?

— Кажется, Джейсон Радд подтолкнул Марину или что-то ей сказал» так как она моментально, казалось, взяла себя в руки, улыбнулась миссис Бедкок и вернулась к роли любезной хозяйки. Ну, вы знаете, как это делается.

Стала приятной, простой, естественной, очаровательной. Обычный набор любезных манер.

— А потом?

— Потом Джейсон Радд принес им выпить.

— Что именно?

— Дайкири, кажется. Он сказал, что это любимый коктейль его жены. Он вручил ей один стакан, а миссис Бедкок — другой.

— Очень интересно, — пробормотала мисс Марпл.

— Да, очень интересно. А что последовало за этим?

— Не знаю. Я пошла с группой женщин посмотреть ванные комнаты. О том, что случилось, я узнала только от мисс Зилински, которая встретилась нам в коридоре и сказала, что кому-то из гостей стало плохо.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus