Агата Кристи  //   В 16.50 от Паддингтона

Глава 13

— Я страшно польщена вашим приглашением, — прочувствованно сказала мисс Марпл Эмме Крэкенторп.

Закутанная в множество пушистых шалей и шарфиков, мисс Марпл выглядела очень милой, трогательной — воплощение приятной пожилой леди. Она сияющими глазами поглядывала на окружающих — на Харольда Крэкенторпа в отлично сшитом костюме; на Альфреда, с очаровательной улыбкой передававшего ей блюдо с сандвичами, на Седрика, который в своем поношенном твидовом пиджаке стоял у камина и хмуро изучал своих родичей.

— Мы страшно рады, что вы к нам выбрались, — любезно ответила Эмма. По ее голосу невозможно было догадаться о неприятной сцене, разыгравшейся после ленча, когда Эмма вдруг воскликнула:

— Боже мой! Совсем забыла! Ведь я сказала мисс Айлсбэрроу, что она может привести сегодня к чаю свою старую тетю.

— Как-нибудь от нее отделайся! — приказным тоном сказал Харольд. — Нам надо многое обсудить, и посторонние тут ни к чему.

— Пусть они с этой девицей попьют чаю на кухне или в одной из гостиных, — посоветовал Альфред.

— О нет, это неприлично, — твердо возразила Эмма. — И попросту бестактно.

— Пусть приходит, — заявил Седрик. — Заодно попробуем выведать у нее кое-что об этой вездесущей Люси. Лично мне хотелось бы узнать о ней побольше. Я ей не доверяю. Слишком уж она ловкая.

— У нее прекрасные связи, — вмешался Харольд. — Я взял на себя труд навести справки. Нужно знать, с кем имеешь дело. А то шныряет тут везде, дошнырялась до того, что труп нашла.

— Еще бы узнать, кто эта чертова покойница, — добавил Альфред.

— Скажу тебе прямо, Эмма, — со злостью продолжал Харольд, — никак не ожидал, что тебя понесет в полицию. Это же чистое безумие — навести их на мысль, что убитая могла быть французской пассией Эдмунда! Теперь они решат, что она все-таки явилась сюда и кто-то из нас ее прикончил!

— Будет тебе, Харольд. Не преувеличивай!

— Харольд прав, — поддержал Альфред. — Не понимаю, что на тебя нашло. У меня такое ощущение, будто за каждым моим шагом следят переодетые в штатское полицейские.

— Я говорил ей, что не стоит этого делать, — сказал Седрик. — А Куимпер, наоборот, поддержал эту идею.

— А он-то тут при чем? — раздраженно буркнул Харольд. — Пусть занимается своими пилюлями, порошками и проблемами отечественного здравоохранения.

— Да хватит уже об этом! — взмолилась Эмма. — Я даже рада, что сегодня к нам придет мисс.., нет, не помню.

Нам всем полезно пообщаться с новым человеком и немного отвлечься от этих надоевших уже споров. Пойду приведу себя в порядок. Она вышла из комнаты.

— Эта Люси Айлсбэрроу… — сразу начал Харольд. — Седрик прав, еще неизвестно, зачем она сунулась в амбар. Ведь надо же было додуматься — открыть саркофаг… Непостижимо! И вообще, это по силам разве что Геркулесу. Может, пора уже как-то себя обезопасить? Во время ленча она держалась довольно агрессивно.

— Предоставьте это дело мне, — заявил Альфред. — Я быстренько выведаю, что она затевает.

— Нет, все-таки зачем было открывать этот саркофаг? — допытывался Харольд.

— А может, она вовсе и не Люси Айлсбэрроу, — предположил Седрик.

— Что ей там понадобилось? — гадал Харольд, все больше мрачнея. — Чертовщина какая-то!

Братья озадаченно переглянулись.

— Да еще к чаю заявится эта старая ведьма. А нам нужно много чего обсудить.

— Обсудим попозже, вечером, — сказал Альберт. — Главное, побольше выведать у тетушки о ее шустрой племяннице.

На том и порешили. В назначенное время Люси привезла мисс Марпл, гостью усадили поближе к огню, и теперь она улыбалась Альфреду, подававшему сандвичи, с особой благосклонностью, которой всегда удостаивала красивых мужчин.

— Благодарю вас… А с чем?.. Яйца и сардины… О, это очень вкусно. Боюсь, что к вечернему чаю у меня слишком разыгрывается аппетит. Возраст, знаете ли.., зато на ночь.., только легкий ужин… Приходится быть осторожной. — Она снова обернулась к хозяйке:

— Какой у вас красивый дом. Столько восхитительных вещиц. Например, эти бронзовые фигурки. Они напомнили мне те, что купил когда-то мой отец — на Парижской выставке. И ваш дед купил их там же? Неужели? Настоящий классический стиль, не так ли? Очень хороши! Как вам повезло, мисс Крэкенторп, что все братья с вами! Часто семьи разбросаны судьбой по всему свету. Кто в Индии, впрочем, с этим, кажется, теперь покончено, кто в Африке.., на западном ее побережье климат просто отвратительный.

— Двое моих братьев живут в Лондоне.

— Какая удача!

— А вот Седрик живет на Ивице, одном из Балеарских островов, он художник.

— Художников всегда манили острова, не правда ли? — тут же подхватила мисс Марпл. — Шопен… он жил на Мальорке, верно? Нет-нет, я немного перепутала, он был музыкантом. Я конечно же имела в виду Гогена. Какая печальная судьба.., напрасно загубил свою жизнь. Мне никогда не нравились его туземки… Я знаю, что им все восхищаются.., но мне этот его тусклый горчичный цвет совсем не нравится. Очень действует на нервы.

Она с легким неодобрением взглянула на Седрика.

— Расскажите нам о Люси, мисс Марпл, — попросил Седрик. — Какой она была в детстве?

— Люси и тогда уже была умницей, — сразу просияв, ответила мисс Марпл. — Да, моя дорогая, и не перебивай меня! Особенно отличалась на уроках арифметики. Знаете, однажды вышел такой казус: мясник надумал обсчитать меня, когда я покупала филей для ростбифа…

Мисс Марпл погрузилась в воспоминания о детстве Люси, а потом незаметно перешла к забавным случаям из собственной жизни в деревне.

Поток воспоминаний был прерван появлением Брайена и мальчиков, насквозь промокших и перепачкавшихся во время энергичных поисков улик. Как только подали чай, вошел доктор Куимпер. Его представили мисс Марпл. Потом он тревожно огляделся, брови его недоуменно вскинулись.

— Эмма, надеюсь, ваш отец не расхворался?

— Нет-нет.., он просто чувствует себя немного усталым.

— Полагаю, прячется от гостей, — лукаво улыбнулась мисс Марпл. — Вот и мой отец, бывало, тоже… «Опять назвала полный дом старух? — спросит он у матери. — Вели подать мне чай в кабинет!» Милый папа, такой иногда был упрямец.

— Только не думайте, что это из-за… — начала было Эмма, но Седрик перебил ее:

— Когда приезжают его дорогие сыновья, он всегда пьет чай у себя в кабинете. Это ведь можно как-то объяснить, верно? Тут ведь главное — психология, да?

Доктор Куимпер вовсю уплетал сандвичи и кофейный кекс с откровенным удовольствием человека, у которого обычно не хватает времени нормально поесть.

— Психология — вещь полезная, — сказал он, — когда ею занимаются психологи. Беда в том, что теперь каждый мнит себя психологом. Я еще и рта не успею раскрыть, а мои пациенты с уверенным видом сообщают мне о своих комплексах и неврозах, не дожидаясь, пока я сам поставлю диагноз. Спасибо, Эмма, — добавил он, — пожалуй, я выпью еще чашечку. Сегодня совершенно не было времени перекусить.

— Жизнь врача — это образец благородства и умения жертвовать собой, — с пафосом произнесла мисс Марпл, — я не устаю это повторять.

— Вы мало знаете врачей, — возразил Куимпер. — Их обычно называют пиявками, и очень часто это справедливо! Правда, теперь все-таки стало получше. Нам платит государство, больше нет необходимости посылать счета, заранее зная, что гонорара все равно не дождешься. Зато теперь на дармовщинку каждый норовит урвать «от правительства» побольше. И вот вам результат: если малышка Дженни два раза кашлянула, а мальчик Томми съел зеленых яблок — бедняга доктор обязан тащиться к ним среди ночи — раз сделан вызов. Ну да Бог с ними… Восхитительный кекс, Эмма! Вы замечательно готовите!

— Это не я, а мисс Айлсбэрроу.

— У вас получается не хуже, — верноподданнически возразил Куимпер.

— Вы посмотрите отца?

Эмма поднялась и направилась к двери, доктор последовал за ней. Мисс Марпл проводила их взглядом.

— Мисс Крэкенторп, видимо, очень преданная дочь, — заметила она, когда они вышли.

— Понять не могу, как только она его терпит, — с обычной своей откровенностью заявил Седрик.

— Отец к ней очень привязан, — поспешно добавил Харольд, — к тому же дом отличный, и никакой вокруг суеты.

— Эм вполне довольна своей жизнью, — сказал Седрик. — Ей просто на роду написано быть старой девой.

— Да, вы полагаете? — В глазах мисс Марпл вспыхнул веселый огонек.

— Брат не имел в виду ничего обидного, мисс Марпл, — поспешил заверить ее Харольд.

— Я и не обиделась. Я просто усомнилась в справедливости его утверждения. Мне кажется, мисс Крэкенторп еще устроит свою судьбу, просто она относится к тому типу женщин, которые не торопятся с замужеством.., зато их браки, как правило, очень удачны.

— Кого она найдет, живя здесь на отшибе? — воскликнул Седрик. — Тут и нет никого, за кого можно было бы выйти.

В глазах мисс Марпл снова вспыхнул озорной огонек.

— Всегда есть священники.., и врачи.

Мисс Марпл обвела своих собеседников снисходительным взглядом. Было совершенно очевидно, что подобные мысли никогда не приходили им в голову и что такой поворот событий отнюдь бы их не обрадовал.

Мисс Марпл встала с кресла, роняя при этом то свои шали и шарфики, то сумочку.

Все три брата бросились их поднимать.

— Вы очень любезны, — смущенно прощебетала мисс Марпл. — О да, еще голубой шарфик! Да.., я хотела сказать.., я просто счастлива, что вы пригласили меня. Я столько раз пыталась представить себе ваш дом, хотелось знать условия, в которых приходится работать дорогой Люси.

— Условия отличные! — сказал Седрик. — Особенно приятно, что у нас тут недавно прикончили одну леди! — уточнил он.

— Седрик! — одернул его Харольд, смерив брата свирепым взглядом.

— Знаете, кого вы мне напоминаете? — Мисс Марпл улыбнулась. — Молодого Томаса Ида, сына нашего управляющего банком. Обожал шокировать людей. Но в банковских кругах таких шутников не терпят, так что пришлось ему перебраться в Вест-Индию… Вернулся, когда умер его отец. Кстати, унаследовал немалое состояние. Вот тут ему повезло. Он всегда с большей охотой тратил деньги, чем их зарабатывал.

Люси отвезла мисс Марпл домой. На обратном пути у самого поворота на заднюю аллею она увидела, как из темноты вышел какой-то мужчина и остановился посреди дороги, освещенный фарами ее машины. Он поднял руку, и Люси узнала Альфреда Крэкенторпа.

— Так-то лучше, — заметил он, садясь в автомобиль. — Бррр! Холодно! Хотел подышать воздухом, побродить, но что-то не тянет. Отвезли старушку домой?

— Да. Она в полнейшем восторге.

— Я так и понял. До чего старухи любят общество, каким бы скучным оно ни было! Просто смешно! Ну что может быть скучнее Резерфорд-Холла… Два дня — это для меня предел. И как вы можете тут жить, Люси? Вы не возражаете, если я буду называть вас Люси?

— Нисколько. Кстати, лично мне тут совсем не скучно. Правда, я здесь ненадолго.

— Я наблюдал за вами. Вы толковая девушка, Люси. Слишком толковая, чтобы растрачивать себя на стряпню и уборку.

— Благодарю, только лучше уж стряпать и убираться, чем сидеть весь день в душной конторе.

— Понимаю. Я тоже не любитель канцелярских бумажек. Но ведь есть и другие варианты. При которых вы могли бы ни от кого не зависеть.

— Я и так ни от кого не завишу.

— Да я не о том! Я имею в виду нечто другое — использовать свой ум и способности с полной отдачей. Когда работаешь на себя, приходится выкладываться, чтобы их одолеть.

— Одолеть кого?

— Ну.., препоны. Все эти глупые установки властей, которые ставят нам палки в колеса. Самое интересное, что всегда найдется способ их обойти.., если ты, конечно, не дурак. А вы такая умница! Ну как, подходит?

— Надо подумать.

Люси въехала в старый конный двор.

— Боитесь совершить опрометчивый шаг?

— Сначала я должна побольше узнать.

— Откровенно говоря, милая моя Люси, вы бы очень мне пригодились: вы обладаете редким даром — умеете внушать доверие.

— Хотите вовлечь меня в какие-то махинации?

— Слишком сильно сказано. Так, невинные уловки, чтобы чуть-чуть обойти законы — чуть-чуть! — Пальцы Альфреда скользнули по ее руке. — Вы чертовски привлекательная девушка, Люси! Хотелось бы иметь такого компаньона!

— Я польщена.

— Хотите сказать, что номер не пройдет? Подумайте! Какое это удовольствие — обводить вокруг пальца всех этих добропорядочных глупцов! Закавыка только в одном — нужен капитал.

— У меня его нет.

— Я на это и не рассчитывал! У меня у самого скоро появится капитал. Не будет же мой почтенный папаша жить вечно! Старый скряга! Когда он наконец отправится на тот свет, у меня в руках окажутся настоящие деньги. Что скажете, Люси?

— А что именно вы мне предлагаете?

— Руку и сердце, если угодно. Обычно женщины совсем не против замужества. Даже самые независимые… Кроме того, жена не может давать свидетельских показаний против мужа.

— Ах вот оно что!

— Полно, Люси. Разве вы не видите, что вскружили мне голову?

К своему удивлению, Люси и сама почувствовала, что поддалась его обаянию. В Альфреде был своеобразный, чисто мужской магнетизм… Она со смехом выскользнула из его объятий.

— Сейчас не время для флирта. Надо подумать об обеде.

— Пожалуй! Готовите вы прекрасно. А что сегодня на обед?

— Потерпите и узнаете! Вы ничем не лучше этих двух сорванцов, все-то вам расскажи!

Они вошли в дом, и Люси поспешила на кухню. Очень скоро туда вдруг явился Харольд.

— Мисс Айлсбэрроу, могу я с вами поговорить?

— Чуть позже, мистер Крэкенторп, не возражаете? А то я не успеваю.

— Разумеется. Разумеется! После обеда?

— Договорились.

Обед был оценен по достоинству. Покончив с мытьем посуды, Люси вышла в холл, где ее уже ждал Харольд Крэкенторп.

— Да, мистер Крэкенторп?

— Не зайти ли нам сюда? — Он открыл дверь в малую гостиную. Пропустив Люси вперед, Харольд плотно прикрыл дверь.

— Я завтра утром уезжаю, чуть свет, — объяснил он, — но мне на прощанье хотелось сказать, что я поражен вашими уникальными способностями.

— Благодарю вас. — Люси была несколько удивлена.

— Полагаю, что ваши таланты пропадают здесь даром.., абсолютно!

— В самом деле? А по-моему — нет!

«Во всяком случае, хоть этот не станет делать мне предложение, — подумала Люси. — Жена у него уже имеется.»

— У меня есть одно предложение. Когда вся эта история, в которую вы угодили вместе с нашим семейством, закончится, загляните ко мне в контору. Только заранее позвоните и назначьте время встречи. Я оставлю секретарше соответствующее указание. Скажу вам откровенно: мне хотелось бы иметь в своей фирме столь перспективного сотрудника. Вместе обсудим, что вам больше по вкусу, где ваши таланты могут проявиться максимально. Обещаю вам хорошее жалованье, очень хорошее! Не говоря уж о дальнейших перспективах… Полагаю, разочарованы не будете. — Его улыбка лучилась великодушием.

— Благодарю вас, мистер Крэкенторп. — Люси скромно потупилась, — Я подумаю.

— Только не тяните с ответом. Такой шанс выпадает не часто. Женщине, которая стремится найти достойное место в жизни, нельзя его упускать. — Зубы Харольда снова сверкнули в ослепительной улыбке. — Спокойной ночи, мисс Айлсбэрроу, приятных сновидений.

«Ну и ну!.. — сказала себе Люси. — Чем дальше, тем интереснее…»

Поднимаясь по лестнице в свою комнату, она наткнулась на Седрика.

— Послушайте, Люси, я хотел вам что-то сказать.

— Вы хотите, чтобы я вышла за вас замуж, поехала на Ивицу, где вы милостиво позволите за собой ухаживать?

— У меня и в мыслях не было ничего подобного. — Седрик, видимо, был ошеломлен.., и даже испуган.

— Извините. Значит, я ошиблась.

— Я просто хотел спросить, есть ли в этом доме расписание?

— Расписание? Лежит на столике в холле.

— Довольно странно, знаете ли, — Седрик усмехнулся, — воображать, что каждый мужчина мечтает на вас жениться… Вы красивы, спору нет, но не настолько же! Лично я ни за что бы на вас не женился! На ком угодно, только не на вас!

— Даже так? Понятно, можете не продолжать. Ну а как я вам на роль мачехи?

— Что-что? — Седрик даже вытаращил от неожиданности глаза.

— Кажется, я достаточно ясно выразилась, — холодно произнесла Люси, прошла в свою комнату и закрыла дверь.

Расскажите о Мисс Марпл в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Google Plus